rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
Кавказский дневник
rss itunes

Памяти убитых в Беслане

Роза Мальсагова

Директор ФСБ Патрушев и министр внутренних дел Нургалиев даже не доехали до города. Выпив и перекусив в бесланском аэропорту, они тут же улетели в Москву. Генерал-майор Аслаханов приехал, когда решение о штурме школы уже было принято. А двое других взрослых и сильных мужчин, один из которых - президент и генерал-лейтенант ФСБ Зязиков, другой, тоже президент, - Дзасохов, просто спрятались. Они очень хотели жить.

Школьные каникулы пролетели в одночасье, казалось, вот только прозвенел последний звонок, а уже первоклашек готовят к Первому - цветы, ранцы, суета в школьных отделах и книжных рынках. Это одинаково во всех странах, где бы ты ни жил. Но только не в Беслане…

Я снова про то 1 сентября, которое восемь лет назад. В Беслане. Про то 1 сентября, когда тоже сначала были очаровательные первоклашки на руках будущих выпускников, счастливые мамы, бабушки, учителя. И вдруг, «эти бородатые дядьки с автоматами» (из воспоминаний детей - ред.), женщины в черном, спортзал, бомбы, развешенные под потолком. Потом трое суток ада для тех, кто стал заложником, и для всего Беслана. Для всей Осетии.

Все три дня власть лгала Беслану, Осетии, всему миру. Врала про число заложников, врала про то, что дети могут продержаться без воды и еды несколько дней. Власть врала, что террористы не выдвигают требований. Власть струсила. Бандиты требовали на переговоры президентов Осетии и Ингушетии Дзасохова и Зязикова, помощника Путина Аслаханова и доктора Рошаля. И всех сразу.

А на границе с Бесланом в это время стояли автобусы с ингушскими стариками и женщинами, которые предлагали себя в заложники вместо осетинских детей. Их не пропустили. Наверное, правильно. Их растерзали бы обезумевшие от горя бесланцы.
Рошаль приехал. Бандиты его не подпустили к школе. Директор ФСБ Патрушев и министр внутренних дел Нургалиев даже не доехали до города. Выпив и перекусив в бесланском аэропорту, они тут же улетели в Москву. Генерал-майор Аслаханов приехал, когда решение о штурме школы уже было принято.

А двое других взрослых и сильных мужчин, один из которых - президент и генерал-лейтенант ФСБ Зязиков, другой, тоже президент, Дзасохов, просто спрятались. Вместо себя они отдали на заклание 334 человека, из которых 186 - дети.
Если бы эти двое пошли на переговоры, а живыми им точно не дали бы выйти оттуда, память о них осталась бы навечно. Но, наверное, они очень хотели жить.

 

* * * * *

Руслан Аушев вместо Дзасохова и Зязикова

Но был там еще один генерал-лейтенант. Руслан Аушев. Его террористы не вызывали. Он пришел сам. Под прицелом тысячи автоматов бесланцев, которые смотрели в его спину и автоматов боевиков, он шел через двор школы. Тогда замерло всё и все. И в Беслане, и в Ингушетии.

Руслан Аушев: Первого сентября мне позвонил министр МЧС Сергей Кужегетович Шойгу и попросил меня вылететь в Беслан и посмотреть, что там можно сделать. Конечно, я не мог отказаться. Прилетел 2 сентября утром в Беслан, пришел в штаб и сказал, что готов выполнить любое пожелание, как штаба, так и тех, кто находится в школе. Переговорили мы с теми, кто был на связи в школе – группировкой боевиков - и они сказали «заходи». Вот, все. Остальное я уже рассказывал.

Руслан Аушев с одним из спасенных детей из школы №1 REUTER/Sergei Karpukhin

RFI: Российская пресса захлебывалась репортажами: - «26 человек сумели спастись до штурма». Не спастись. А спас! Аушеву террористы отдали 11 женщин и 15 крохотных детишек.

Руслан Аушев: Уверен, что если бы не эти взрывы и выстрелы (а это было третьего числа), можно было там дальше разбираться, и можно было искать пути и способы, чтобы вытащить людей. Когда Масхадов прислал заявление (мы вытащили его из интернета), что они с детьми и женщинами не воюют, я спросил у командира, «Полковник» его кличка была, я спросил:
- Кому ты подчиняешься?
- Напрямую Басаеву.
- А Масхадов? Выполнишь указание Масхадова?
- Выполню.
И когда Масхадов прислал заявление, я думал зайти к ним, но началась стрельба и все пошло по самому худшему варианту.

* * * * *

Аушеву власть так и не смогла простить этого. Тут же был сфабрикован материал в центральной прессе, где Аушева обвинили в том, что «среди убитых террористов опознан близкий родственник генерала-героя - племянник бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева».

Новость была как гром среди ясного дня. Я тогда жила в Назрани и ставила спектакль по пьесе Султан-Хамида Аушева – это отец Руслана. Помчалась к Султан-Хамиду. И надо же, живой и здоровый Магомед Аушев, которого обвинили в убийстве бесланских детей, сидел в саду вместе с моим драматургом.

Зачем и кому надо было оболгать Руслана Аушева и его племянника - это вопрос другой, но, несмотря на опровержение участия Магомеда Аушева в нападении на Беслан, его фамилия до сих пор числится среди убитых в Беслане боевиков.

Там же в бесланской школе среди заложников были и дети нынешнего президента Осетии Таймураза Мамсурова. Аушев, заходя в школу, предложил Мамсурову вывести его сына и дочь. Мамсуров наотрез отказался и запретил Аушеву это делать. «Я жить не смог бы после этого» - скажет он потом. Дети Мамсурова были ранены но, к счастью, остались живы. Он имеет право смотреть в глаза людям и бесланцам, откуда сам родом.

Таймураз Мамсуров: Восемь лет,… но нет ощущения, что они прошли. Если говорить о том, может ли город, мой родной Беслан, в котором я сейчас живу и из которого я не уехал, я отсюда езжу во Владикавказ на работу, поэтому говорю, как бы изнутри города - может ли он вернуться к нормальной жизни?

Если смотреть на нормальную жизнь холодным взглядом, то все нормально: все функции в городе выполняются нормально - транспорт работает, ЖКХ работает, люди идут на работу, ведут детей в детские сады, школы работают, людей лечат.

Но если иметь в виду, что забылось и вернуться в исходное положение, то этого нет, и не может быть, и скорее всего, не будет никогда. По крайней мере, пока жив хоть один из заложников или тех, кто это все видел, наверное, и тогда не кончится. Трагедия просто не поддается описанию, и даже библейское избиение младенцев меркнет по сравнению масштабами того, что здесь произошло.

Такой теперь этот мой город – мой любимый город, самый лучший, самый теплый, самый грустный навсегда. Эта страница не переворачивается просто так. Она написана кровью и будет проступать через каждую страницу, которую мы будем перелистывать.

REUTER/Sergei Karpukhin

RFI: Я задаю Вам вопрос не как руководителю республики, а как отцу, у которого пострадали дети. Почему до сих пор государство не дало ответ и не назвало виновных в убийстве детей?

Таймураз Мамсуров: Вопрос не ко мне, вы же сами понимаете. Если еще когда-нибудь, пока еще живой, до конца жизни что-то узнаю, то буду считать, что справедливость, хоть когда-то должна восторжествовать.

REUTERS/Victor Karatayev

Восьмой год подряд бесланцы приходят на кладбище, где покоятся жертвы Беслана, которых предали тогдашние президенты - Путин, Дзасохов и Зязиков.
334 человека…Светлая память всем им!

А те грудничники, которых Руслан Аушев 2 сентября 2004 года вывел из кровавого спортзала, уже пошли в школу.
Мир им всем!
Мир вашему дому!
 

Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России