rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
Кавказский дневник
rss itunes

Кровавое воскресенье Ингушетии

Роза Мальсагова

Начиная с августовского путча 1991-го, который привел к распаду СССР, последний месяц лета, кроме аномальной жары, приносит россиянам и самые страшные трагедии. В августе прошлого года Москва задыхалась от окрестных пожаров, в августе 2009 - авария на Саяно-Шушенской ГЭС, которая унесла 175 жизней. В этот же день 17 августа произошла атака смертника на ГОВД милиции в Ингушетии - 19 погибших и 136 раненных. Нынешний август не стал исключением.

В 2008 началась августовская пятидневная российско-грузинская война.
В августе 2006-го разбился самолет Пулковских авиалиний - 180 погибших, а в 2004-ом террористки взорвали в небе сразу два самолета - 89 убитых.
В августе 2000 года подводный крейсер «Курск» стал братской могилой для 118 моряков.

В кавказском регионе точка отсчета гибели тысячи людей началась 6 августа 1996, когда армия генерала Дудаева взяла Грозный, еще через три года - вторая чеченская война, взрыв Моздокского госпиталя и 127 погибших военных во взорванном вертолете над военным аэродромом в Ханкале Грозного.

Нынешний август не стал исключением. 18 августа в дагестанском городе Хасав-Юрт накануне праздника разговения Ураза-байрам, который отмечал весь исламский мир, неизвестные в масках хладнокровно расстреляли восемь прихожан в шиитской мечети.

Но одного расстрела бандитам показалось мало - покидая мечеть, они установили недалеко от входа бомбу. В этот же день тела четырех местных жителей с множественными огнестрельными ранениями были обнаружены в Буйнакском районе Дагестана. Все убитые были в возрасте от 50 до 64 лет и под категорию «члены НВФ» никак не попадали.

А праздничное утро 19 августа окрасилось для Ингушетии в кровавый цвет: одновременно семь человек погибших и 15 тяжелораненых на похоронах убитого накануне оперуполномоченного.

Участковый возвращался с работы, когда в центре города Малгобек неизвестные, проезжая мимо, из машины расстреляли лейтенанта Коригова. Выпущенная из автомата очередь попала и в проходившую мимо девочку-подростка. Обоих доставили в больницу. Но спасти жизнь Коригову не удалось, и наутро сотни людей пришли проводить его в последний путь, который оказался последним еще для семерых.

Кавказские панихиды, впрочем, как и свадьбы, отличаются особой многолюдностью: сюда приходят все, начиная от родных, соседей, сослуживцев и совершенно незнакомых людей. И жертв могло оказаться гораздо больше, если бы буквально за секунды до взрыва, имам не призвал людей к общей молитве над телом покойного.

Именно в этот момент террорист-смертник с приветственным объятием подошел к группе 2-го взвода ППС, где служил Коригов и привел в действие взрывное устройство, закрепленное на поясе. Все сослуживцы Коригова погибли сразу. Смертнику же оторвало голову. Следствие полагает, что им являлся некий Хамзат Альдиев, объявленный ранее в розыск за совершенные преступления. Правда, в списке «разыскиваемых» на сайте МВД Ингушетия Альдиев не значится.

Кровавая неделя села Сагопши началась еще 14 августа, когда около полуночи вооруженная автоматами группа мужчин проникла в частный дом и насильно вывела оттуда 25-летнего Хаджимурата Гатагажева. Тело Гатагажева с огнестрельными ранениями было найдено в ста метрах от дома. Это убийство оказалось напрямую связанным с последующим убийством участкового Коригова.

Говорит сотрудник полиции города Малгобек. По совершенно понятным причинам я не называю его данных.

Сотрудник полиции: Дождавшись, пока он (Гатагажев - ред.) вернется домой, они ночью зашли к нему домой, и взяли его.

RFI: Он был сотрудник полиции?

Сотрудник полиции: Нет, нет. Он - лицо гражданское.

RFI: Не бизнесмен?

Сотрудник полиции: Нет. Тоже из их рядов. Он раньше участвовал (в рядах НВФ – ред.), потом пришел домой и вернулся к мирной жизни. А им такие не нужны, они же будут информацию давать сотрудникам полиции. После этого они отвели его в лес и расстреляли. Оттуда все и началось. А Коригов Илез был участковым инспектором и владел информацией. Они (убийцы Гатагажева – ред.) просили убитого вызвать участкового, а он не захотел вызвать.

RFI: Одно время боевики раскидывали листовки с призывом к сотрудникам милиции уйти с работы…

Сотрудник полиции: Такой ситуации в данное время нет. Было 2-3 года назад, когда запугивали и требовали, чтобы сотрудники увольнялись. Обвиняли нас в том, что мы неверующие, а сейчас вроде нет. Мы потихоньку делаем свою работу. Но это будет продолжаться, пока эту группу не уничтожат.

RFI: Вам самому не страшно ходить на работу?

Сотрудник полиции: Ну, что поделать? Страшно или не страшно, но ходим на работу. Если я или все остальные уволятся, то население что будет делать? Они же не только к нам, но и к населению будут иметь претензии или что-то другое придумают.

* * * * *

В Ингушетии уже давно привыкли к ежедневным траурным мероприятиям, как бы цинично это ни звучало. А массовое убийство людей, которые пришли проститься с покойным, стало уже отработанной практикой: в июле 2007 года учительницу математики Людмилу Терехину и ее детей - Марину и Вадима, в последний путь провожали родственники, соседи, друзья, коллеги, ученики.

Как только процессия вошла на территорию русского кладбища, раздался взрыв. Между могильными холмиками корчились от ран учителя из школы Терехиной и раненные милиционеры. Потом взрывали траурную процессию в Назрани, когда хоронили начальника местного ГУВД, но убийство подобного масштаба повергло в шок даже руководителя Совета Безопасности Ингушетии.

У микрофона полковник МВД Ингушетии, глава Совета Безопасности Ахмед Котиев.

Ахмед Котиев: Такого страшного теракта я, 32 года проработав в полиции, я не видел. И ни одного равнодушного человека я не встретил. Все осуждают данный факт. Сейчас я как раз с коллегами из Дагестана на похоронах погибших сотрудников полиции.

RFI: Сколько всего пострадавших, и в каком они состоянии?

Ахмед Котиев: Пострадавших 15 человек, их них - 11 сотрудников полиции. 7 человек отправлено на лечение в Москву.

RFI: Насколько вероятно, что исполнителем теракта был Альдиев Хамзат?

Ахмед Котиев: На 90%. На сегодняшний день материалы отправлены на экспертизу и завтра мы уже получим результаты. А так, потерпевшие его по фотографии узнают и говорят, что это он. Родственники, говорят, что не похож.

* * * * *

RFI: В последнюю неделю месяца Рамадан, по данным «Кавказского узла», всего в республиках Северного Кавказа было убито 38 человек и 32 - ранены. Погибли 18 сотрудников правоохранительных органов и других силовых структур, из них восемь в Ингушетии, пять в Дагестане, четверо в Чечне, один в Северной Осетии.

Ранения получили 17 силовиков: 12 в Ингушетии, трое в Чечне, один в Дагестане и один в Северной Осетии. Ранения получили 15 гражданских лиц - 9 в Дагестане, 5 в Ингушетии, один в КБР.

Мусульмане почитают за высшую милость уйти в другой мир в священный месяц Рамадан, но право, не такой страшной и насильственной смертью.

И еще одна немаловажная деталь: сегодня в Ингушетии 30% девушек никогда не выйдут замуж. Им просто не за кого выходить.
 

Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России