rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
A propos
rss itunes

Комеди Франсез: античный Еврипид поможет понять современные драмы

Нина Карель

Репутация театральной лаборатории за «Комеди Франсез» закрепилась еще со времен Мольера. С 27 апреля по 3 июля на сцене «дома Мольера» идет спектакль «Электра/Орест», поставленный фламандцем Уво ван Хове, сразу по двум пьесам древнегреческого драматурга Еврипида. Через произведения античного автора он вскрывает механизмы жестокости современного общества. В интервью RFI режиссер объяснил, что эта пьеса продолжает тему спектакля «Варвары» по Лукино Висконти, который был событием Авиньонского фестиваля 2016 года.

Зачем Уво ван Хове объединил в постановке две пьесы Еврипида? Режиссер ответил на вопросы нашей коллеге из французской редакции Мюриель Маалуф.

Уво ван Хове: В основе обеих пьес лежит хорошо известный сюжет античной мифологии. Всем известна история Атридов — Электры и Ореста. Брат с сестрой убили свою мать за то, что она изменила их отцу, царю Агамемнону, а затем убила его. Но эта трагедия в версии Еврипида известна мало. Больше известна версия Софокла, и, конечно же, трилогия Эсхила «Орестея». Произведения Еврипида мне всегда казались интересными. Потому что в них есть очень реалистичная, очень понятная нам жестокость. Его пьесы дают достаточно мрачное видение мира. Но меня интересует не пессимизм. Я не пессимист по натуре. Но театр должен отражать то, что сегодня происходит за стенами нашего дома, на улице, во всем мире. Для меня это было самым важным — показать процесс радикализации молодежи. А Еврипид показывает, что в процессе радикализации объединяются люди, движимые самыми разными мотивами, но для достижения одной цели. И это всегда стремление уничтожить либо кого-то, либо общество.

RFI: Электру и Ореста изгнали из их семьи и из их страны. Главные герои не те, кто у власти, а изгнанники. Орест и Электра — отстраненные от власти. Не в этом ли причина их жестокости?

Конечно. Там есть еще третий, очень важный для меня персонаж — Пилад, друг Ореста, сын Фокидийского царя. Пилад (не только верный друг Ореста он еще и его двоюродный брат — RFI) решается сопровождать Ореста в путешествии в потусторонний мир. Казалось бы, зачем ему это? Думаю, что он решился на это потому, что его собственная жизнь была пустой. Жил он без особенной цели, не было у него сильного характера. Поэтому возможность самореализоваться он находит через то, что будет свидетелем гибели другого человека. Такой поворот мне был интересен. Хотелось сделать эту работу с театром «Комеди Франсез». Потому что, мне кажется, Еврипид писал так, как будто он — наш современник. Но он говорит не о забастовках, как сегодня. Герои ищут повод, чтобы освободиться от своей фрустрации.

Действие спектакля «Электра/Орест» поднимает вечные проблемы — предназначения и права на его реализацию, продолжает Уво ван Хове.

Мир спектакля находится не в где-то в городе, не в центре. Эти люди чувствуют себя брошенными, забытыми. Они фрустрированы, обижены на общество, на правительство и на царя. Ненавидят не только царя, но и всю царскую семью. Они ищут момент, чтобы дать выход всем разочарованиям и фрустрациям. В спектакле есть момент, когда Орест говорит: «Я все потерял, кроме своего имени». Его имя определяет его личность. Он Орест, сын Агамемнона, сын царя. Это значит, что он тоже должен стать царем. Но «право на судьбу» существует и у бедных, тех, кто не получил ничего, ничем не владеет. Но они тоже верят, что у них есть «право иметь».

Спектакль сопровождается ударными инструментами. Глухой металлический отзвук тарелок  предвещает трагические события. Какую роль играет музыка в спектакле?

Идея использовать инструменты была продиктована тем, что театр в античной Греции подчинялся четким правилам, ритуалам. Сценическое действие сопровождал хор. Мне нужно было понять, как соблюсти этот принцип, но использовать его по-новому. Мои спектакли всегда наполнены музыкой. Даже если это не всегда живая музыка, с музыкантами на сцене, это музыкальные спектакли. Музыка для меня играет очень важную роль и имеет глубокий смысл. Что касается металлического звука тарелок, мы говорили о константе, повторении ситуаций, полных жестокости. Так вот: в спектакле всякий раз, когда раздается звук тарелок, зритель знает, что это знак чьей-то близкой гибели.

Спектакль «Электра/Орест» можно считать музыкальным и потому, что постановка включает в себя и хореографические элементы. Это редкий случай для «Комеди Франсез». С актерами работал хореограф Вим Вандеркейбус, уточняет Ува ван Хове.

Мы с ним уже сотрудничали. Он нашел хороший подход к актерам «Комеди Франсез». Принял во внимание, что одни — моложе, другие — старше. Репетиции шли долго, и хореограф смог передать главное. Он поставил танец в духе ритуала варваров.

Это вторая постановка с труппой театра «Комеди Франсез». Первым вашим спектаклем были «Варвары» по Висконти, которыми открылся Авиньонский фестиваль два года назад. Есть ли связь между этими двумя спектаклями, двумя этими работами?

Да. Когда я начал ставить «Варваров», то уже думал об «Электре/Оресте». В пьесе по Висконти есть два молодых человека. В самом начале спектакля они совершенно не интересуются ни политикой, ни обществом. В конце спектакля они становятся фашистами. Трансформация происходит под воздействием их сугубо личных мотиваций. Не потому, что они верят в фашистскую идеологию. А потому, что их снедает глубокое чувство неудовлетворения. Наверное, история в спектакле «Электра/Орест» начинается там, где закончилась история «Варваров». Для меня это диптих, произведение в двух частях.

* * *

Спектакль «Электра/Орест» показывает механику возникновения социальных, политических и экономических потрясений, которые работают и в современном обществе. «Электра/Орест» идет в «Комеди Франсез» до 3 июля. Параллельно, до 2 июня труппа «Комеди Франсез» играет поставленный Уво ван Хове для Авиньона спектакль «Варвары».

Бельгийский режиссер Уво ван Хове, директор знаменитого амстердамского театра «Тоннельгрупп» отвечал на вопросы Мюриель Маалуф (Muriel Maalouf).