rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Франция Руанда Геноцид История Армия Дипломатия Эмманюэль Макрон

Опубликовано • Отредактировано

Геноцид в Руанде: Макрон поручил комиссии историков оценить действия Франции

media
Французский патруль обгоняет толпу вооруженных хуту на западе Руаны 27 июня 1994. AFP PHOTO / PASCAL GUYOT

7 апреля, в международный день памяти о геноциде в Руанде, в ее столице прошли государственные церемонии по случаю 25-летия массового уничтожения представителей народа тутси. Спустя четверть века многие вопросы о роли Франции, ее политике и действиях в Руанде остаются без ответа, осложняя отношения между двумя странами. Накануне траурного юбилея президент Эмманюэль Макрон объявил о создании специальной комиссии французских историков для прояснения «темных пятен» в руандийской политике Парижа первой половины 1990 годов. Комиссии обещан полный доступ ко всем архивам Французской республики.


О новой попытке положить конец давним болезненным спорам президент Макрон сообщил 5 апреля, принимая в Елисейском дворце представителей французской ассоциации «Ибука» (помни — на официальном языке Руанды). Она является частью одноименной международной организации, созданной выжившими в геноциде 1994 года.

По итогам встречи Эмманюэль Макрон объявил о «создании комиссии историков и исследователей, которым поручена фундаментальная работа по изучению всех французских архивов, касающихся Руанды, за 1990-94 годы». Комиссия получит доступ ко всем необходимым документам в архивах МИД, Минобороны, спецслужб (в том числе, внешней разведки DGSE), а также к личному архиву президента Франсуа Миттерана. Задача группы под руководством профессора Венсана Дюклера — «проанализировать роль и действия Франции» в Руанде в указанный период, «способствовать лучшему пониманию и знанию о геноциде тутси», указано в заявлении президентской администрации. Комиссии отведено на работу два года, через год историки представят общественности промежуточный доклад.

Мемориал жертвам геноцида в Кигали 3 апреля 2019. REUTERS/Jean Bizimana

Глава ассоциации «Ибука» Марсель Кабанда назвал «сильным жестом» решение Макрона о создании исторической комиссии с правом доступа ко всем архивам. «Теперь нужно проверить, как все будет происходить. Нужно подождать. У меня есть опасения, поскольку нас часто разочаровывали, нас часто предавали», — цитирует корреспондент RFI слова, которые Кабанда сказал журналистам после встречи с президентом.

Состав «президентской» комиссии вызвал полемику

Группу из девяти историков возглавил профессор Венсан Дюклер, специалист по истории нового и новейшего времени. Он известен как автор работ о «деле Дрейфуса», истории политических течений и соавтор монографии о геноциде армян в начале XX века. В составе комиссии — один из ведущих французских специалистов по трагедии армянского народа в Османской империи — Рэмон Кеворкян. В комиссию вошли также специалисты по истории Холокоста, международному уголовному правосудию и военной истории. Отсутствие в рабочей группе специалистов по истории Руанды и геноциду было осознанным решением президента, которое немедленно вызвало полемику.

Критика. 280 французских историков и интеллектуалов подписали петицию, в которой выразили недоумение принципами отбора членов спецкомиссии. Соавтор петиции, сотрудник Национального центра научных исследований CNRS Кристиан Инграо в интервью RFI назвал состав группы, в которой нет специалистов по Руанде, «крайне проблематичным». Назвав обещание Макрона открыть архивы «основополагающим», авторы обращения усомнились в возможности достижения поставленных перед комиссией задач: «об установлении истины здесь речи не идет».

Ответные разъяснения. «Эта комиссия необходима, — заявил в интервью газете Le Monde возглавивший группу Венсан Дюклер. — Роль Франции в Руанде до и во время геноцида по-прежнему отягощена мучительными вопросами, которые, при недостаточном документальном подтверждении, дают пищу для конкретных обвинений и призывов к правосудию». В администрации Макрона агентству France-Presse пояснили, что при подборе специалистов заботились об их «нейтральности». Существующие исторические — и идеологические — концепции и подходы к трагедии в Руанде, их противостояние не должны блокировать работу комиссии. Задача историков, получивших поручение президента, предельно конкретна: «проанализировать французский контекст принятия решений», выяснить причины и мотивы действий властей Франции, выявить механизм формирования ее политики по отношению к Руанде.

Французские миротворцы операции "Бирюза" в лагере беженцев хуту в Бутаре le 3 июля 1994 AFP/HOCINE ZAOURAR

Общий контекст

25 лет назад в Руанде был совершен последний геноцид ХХ века: в 1994 году в течение ста дней силы тогдашнего правительства хуту уничтожили, по данным ООН, не менее 800 000 представителей этнического меньшинства тутси. Жертвами планомерной кампании уничтожения, подготовленной радикалами движения «Власть хуту», стали и умеренные представители этнического большинства.

Непосредственным поводом для массовых чисток стал теракт, в котором 6 апреля 1994 года погиб президент Руанды Жювеналь Хабиаримана: его самолет был сбит двумя ракетами при посадке в аэропорту столицы Кигали. Геноцид стал кульминацией гражданской войны между правительством хуту и Руандийским патриотическим фронтом (РПФ), который беженцы-тутси создали в соседней Уганде. Франция, имевшая тесные связи с руководством Руанды, 22 июня получила мандат ООН на проведение миротворческой операции «Бирюза». Датой окончания геноцида считается 4 июля, когда силы РПФ во главе с нынешним президентом Руанды Полом Кагаме вступили в столицу страны.

Роль Франции: вопросы

Целый ряд вопросов о роли и действиях Франции в трагические для Руанды годы постоянно омрачали двусторонние отношения — вплоть до разрыва дипломатических связей (в 2006-2009 гг.) и обвинений Парижа в «соучастии» в геноциде. С какими «темными пятнами» французской политики постарается разобраться комиссия историков, созданная Макроном? Наибольшее число вопросов вызывают объем помощи и поддержки, которую Париж оказывал правительству хуту, а также обстоятельства теракта, в котором погиб президент Хабиаримана, отмечает AFP.

Гибель президента. Вопрос о том, кто выпустил ракеты, сбившие самолет Жювеналя Хабиариманы, остается без ответа. «Черные ящики» исчезли с места катастрофы, где сразу после крушения побывали французские военные (их рапорт по-прежнему засекречен, напоминает Le Monde). В Руанде в 2010 году следствие пришло к выводу, что теракт совершили экстремисты хуту для устранения президента, занимавшего умеренные позиции.

Обломки самолета президента Жювеналя Хабиариманы 6 апреля 1994 Getty/Scott Peterson

Во Франции следствие по жалобе семей погибших французских пилотов самолета Хабиариманы шло с перерывами почти 20 лет. В 2006 году судебный следователь Жан-Луи Брюгьер возложил ответственность за теракт на повстанцев-тутси, выдав ордера на арест соратников президента Кагаме (в ответ Руанда разорвала дипотношения с Францией). Возобновившие дело следователи Марк Тревидик и Натали Пу в 2012 году опубликовали результаты новой баллистической экспертизы. Они исключили версию о запуске ракеты с позиций тутси, признав «вероятность» обстрела самолета с территории базы президентской гвардии хуту. В начале 2018 года дело было окончательно закрыто за недостаточностью улик.

Глухота к сигналам тревоги. Предупреждения об опасности этнических чисток и даже их подготовке поступали политическому руководству Франции за несколько лет до начала геноцида. Сообщения правозащитников, миссии ООН, доклады французских дипломатов и внешней разведки не изменили политику Парижа.

Военная помощь. В начале 1990-х Франция поддержала правительство Руанды в его противостоянии с повстанцами РПФ поставками оружия и отправкой инструкторов. Французские вооружения продолжали поступать в Кигали по старым соглашениям даже в разгар этнических чисток.

Поддержка временного правительства. Созданный после гибели президента временный комитет, в который вошли радикально настроенные военные, получил официальное признание Парижа.

Признание геноцида. Сообщения спецслужб о масштабах этнических чисток лишь в мае заставили власти Франции говорить о происходящем как о геноциде. 18 мая в парламенте тогдашний глава МИД Ален Жюппе произнес это определение, не назвав конкретных виновных в чудовищных преступлениях.

Гуманитарная зона безопасности. В ходе миротворческой операции «Бирюза» Франция взяла под контроль зону на юго-западе Руанды. Через эту зону многим экстремистам-хуту удалось бежать от наступавших повстанцев РПФ в соседний Заир (нынешняя Демократическая республика Конго).

Трагедия в Бисесеро. В конце июня в этом районе на западе Руанды французские миротворцы обнаружили более 2000 тутси, пытавшихся укрыться от расправы. Помощь была им оказана лишь через несколько дней, промедление стоило жизни половине беженцев.

Над этими вопросами будет работать созданная президентом Макроном комиссия французских историков. Доступ ко всем архивным документам позволит им, возможно, сделать новый шаг в понимании причин и мотивов действий Франции в Руанде. Эти действия в 1998 году уже пыталась оценить специальная комиссия французского парламента. Она опросила почти сотню свидетелей и изучила 7 000 страниц секретных документов. Двадцать лет назад депутаты пришли к выводу о «глобальной ошибке стратегии» Франции в руандийском кризисе, указав на «дисфункцию» в работе институтов государства.

Президент Руанды Пол Кагаме на памятной церемонии по случаю 25-летия начала геноцида 7 апреля 2019. RFI/Pierre René-Worms

К 25-летию чудовищной трагедии во Франции вышла книга «Руанда: они говорят. Свидетельства для истории» (Rwanda, ils parlent. Témoignages pour l'histoire. Le Seuil, 2019). В ней журналист Лоран Ларше собрал интервью, записанные им со многими французскими очевидцами и участниками тех событий. Большое внимание этой книге уделил телеканал France-24, завершив свой материал цитатой из интервью очевидца событий, журналиста Венсана Югё, работавшего в Руанде в 1994 году. Он не считает Францию соучастницей организации геноцида, Париж «несет историческую ответственность за свое добровольное ослепление. Имея все данные для того, «чтобы почувствовать приближение опасности», французские власти «не захотели в нее поверить и ее увидеть». Поскольку «это не клеилось с нашими геополитическими представлениями той эпохи», полагает Венсан Югё.