rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
A propos
rss itunes

В программе Авиньона Off идет «Двойник» Достоевского

Нина Карель

Неофициальная программа Авиньонского фестиваля, так называемый Авиньон Off, в этом году включает более 1500 спектаклей. Каждый год число её участников растет. С 6 по 29 июля на сценических площадках города будет показана тысяча театральных пьес, а также сотни музыкальных спектаклей, цирковых представлений и постановок для юных зрителей. Среди спектаклей этого года — постановка по повести Федора Достоевского «Двойник», работа французского актера и режиссера Ронана Ривьера. Интервью.

В июне «Двойника» видели зрители фестиваля «Месяц Мольера» в Версале. Ронан Ривьер (Ronan Rivière) объяснил RFI, что ценит в произведении раннего Достоевского виртуозность в параллельном использовании трагического и комического.

Ронан Ривьер: Когда я прочел это произведение, похожее по форме одновременно на рассказ, поэму и роман (в названии обозначено в скобках «петербургская поэма»), я был поражен. Один из членов моей семьи как раз страдает синдромом раздвоения личности, тем самым, о котором идет речь в «Двойнике». Был я потрясен тем, что мне это показалось очень смешным. Достоевский виртуозно сочетает комичные ситуации и рассказ о трудном положении человека, теряющегося в собственных галлюцинациях.

RFI: Это драма, которая превращается в комедию и наоборот?

Р. Ривьер: Это не столько перерастание одного в другое, сколько постоянное балансирование между тем и другим. В какой-то момент нас смешит неловкое поведение главного героя, его аберрации. А потом вдруг он нас глубоко трогает. Мне лично кажется, что у каждого зрителя может быть свой собственный повод, чтобы растрогаться. Надо сказать, Достоевский без труда заставляет зрителей следовать за развитием безумной логики главного героя. В какой-то момент уже не знаешь, какое у тебя вообще отношение к происходящему. Повествование увлекает, и мы забываем, что у него есть автор.

Из пяти спектаклей, которые вы поставили в последние годы, три были сделаны по произведениям русских авторов. Последний, в прошлом году, поставлен по мотивам исторического романа «Жизнь господина де Мольера» Михаила Булгакова. Который, кстати, будет показан в Авиньоне и в этом году, второй сезон подряд. У вас особенное отношение к русской литературе, я не ошибаюсь?

Р. Ривьер: Русская литература мне близка. Чем больше погружаешься в нее, тем лучше понимаешь. Я много читал Булгакова и Гоголя, когда играл в спектакле по Даниилу Хармсу в Национальном театре в Тулузе.

Для вас отправной точкой стал Даниил Хармс?

Р. Ривьер: Да. Это были короткие тексты Хармса, как поэмы. Спектакль этот поставил замечательный режиссер Лоран Пелли (Laurent Pelly). Чтобы понять Хармса, я решил познакомиться с русской культурой. Знакомство не ограничилось работой над спектаклем. Я по-настоящему увлекся. Русская литература меня захватила. Я уже был немного знаком с произведениями Гоголя — «Петербургскими повестями» и «Ревизором». Потом прочел Булгакова. Когда работал над адаптацией «Ревизора» для сцены, мне понадобилось прочесть всего Гоголя, а потом читал Пушкина. Они были хорошо знакомы, и мне хотелось узнать, какого рода связь была между творчеством того и другого. Я читал, что о Гоголе написал Набоков. Так, я переходил, как по нити Ариадны, от одного текста к другому, от автора к автору.

А теперь вы знакомите французского зрителя с малоизвестным произведением Достоевского. «Двойника» мало кто знает…

Р. Ривьер: Да, это очень странно. Самое первое произведение Достоевского, «Бедные люди», было встречено с большим энтузиазмом. А вышедшего затем «Двойника» приняли немного в штыки. Считалось, что это плагиат на «Шинель» Гоголя. В текстах действительно есть параллели. Например, оба главных персонажа — жалкие люди.

Есть параллель и с «Носом» Гоголя

Р. Ривьер: Да, и с «Носом» Гоголя тоже. Там тоже важное место занимает Невский проспект. То есть, Достоевский действительно был под влиянием «Петербургских повестей». Но меня это не смущает. Я обожаю «Петербургские повести», но Достоевский всё-таки добавляет к этому своё. Его Голядкин детальнее проработан и в развитии идет дальше, чем Акакий Акакиевич Гоголя. Это потому, что произведение длиннее и с героем случается больше приключений. Даже если история с сапогами Голядкина и его подарком чем-то действительно напоминают «Шинель».

Десять лет назад вы основали театральный коллектив «La voix des plumes», который работает при поддержке культурной программы муниципалитета Версаля. Ежегодный фестиваль «Месяц Мольера» в Версале становится для многих театральных коллективов своего рода «разминкой» перед Авиньоном. Ошибочна ли мысль о реальной связи между Версалем и Авиньоном?
 

Р. Ривьер: Нет. Это связь реальная. Речь идет о народном театре, у истоков которого стоял Жак Копо (Jacques Copeau), а позже Жан Вилар. Это театр требовательный, доступный для всех и щедрый. Именно такой театр предлагает зрителям фестиваль «Месяц Мольера». Такой же, как и неофициальная программа Авиньона. Потому что движущая сила этих двух фестивалей — театральные коллективы, цель которых создавать доступный и требовательный театр. В рамках «Месяца Мольера» многие спектакли идут на площадках под открытым небом, доступных для любой публики. А в Авиньоне требовательными заставляет быть большое разнообразие спектаклей и приезжающей туда публики. И в том и другом случае речь идет о защите принципа народного, общедоступного театра.

Гостем программы был французский режиссер и актер Ронан Ривьер. С 6 по 29 июля в Авиньоне театральный коллектив под его руководством покажет два спектакля — «Двойника» по повести Федора Достоевского и «Роман господина де Мольера» по роману Михаила Булгакова и произведениям Мольера. Спектакли идут на сцене театра «Les 3 soleils» каждый день до 29 июля.

Во Франции поставили спектакль по роману «Живи» Александра Зиновьева

Выставка в Музее армии дома Инвалидов раскрыла секреты Наполеона-стратега