rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Франция Наука Медицина Здравоохранение Париж

Опубликовано • Отредактировано

Французу с ожогами 95% тела пересадили кожу брата-близнеца

media
Профессор Морис Мимун, Франк Дюфурмантель и его брат-близнец Эрик, отдавший ему почти половину своей кожи ©capture d'écran LCI

Французские врачи спасли мужчину с ожогами 95% тела. Это произошло еще год назад, но новость медики обнародовали только на днях, дождавшись почти полного восстановления пациента. 33-летнему Франку Дюфурмантелю пересадили кожу его брата-близнеца Эрика. В интервью RFI пластический хирург, профессор Морис Мимун, сделавший эту операцию, рассказал о том, как — впервые в истории — врачам удалось спасти человека, у которого был только 1% шансов выжить.


33-летний Франк Дюфурмантель (Franck Dufourmantelle) поступил в парижскую больницу Сен-Луи в сентябре 2016 года с ожогами 95% тела. Несчастный случай произошел с ним на химическом производстве. В руках у Франка взорвался сосуд с легковоспламеняющейся жидкостью. «Я переливал жидкость из сосуда в чан, и сосуд взорвался у меня в руках. Я весь был покрыт этой жидкостью и превратился в факел. Живой факел», — рассказал молодой человек в интервью Francetvinfo.

«На руке у меня была татуировка, единственное слово, что от нее осталось это слово life („жизнь”)», — вспоминает сегодня Франк.

«Когда Франк поступил к нам в отделение, это было очень тяжело для врачебной команды, потому что мы заранее знали, что нам предстоит много работы, а шансов спасти его у нас практически нет», — рассказывает в интервью RFI профессор Морис Мимун (Maurice Mimoun), специалист в области пластической и реконструктивной хирургии в больнице Сен-Луи.

«Еще тяжелее нам стало после того, как мы увидели его семью и поняли, какая она прекрасная, — продолжает врач. — Но потом мы поняли, что у него есть брат, Эрик. И этот брат рассказал нам, что они — однояйцевые близнецы. Сами мы понять этого не могли, потому что его брат был обезображен ожогами. В этот момент у нас появилась огромная надежда».

Спрашивать у Эрика, согласен ли он быть донором для брата, врачам не пришлось. Он сам стал настаивать на том, чтобы отдать брату свою кожу. «Мы получили разрешение от Агентства биомедицины (ведомство во Франции, регулирующее донорство и занимающееся научными исследованиями в области генетики — RFI). И на седьмой день мы одновременно сделали операцию Франку, чтобы снять обожженную кожу, которая для обгоревшего человека является ядовитой, и его брату Эрику, чтобы взять у него кожу для пересадки, — рассказывает Морис Мимун. — Обе операции происходили одновременно. Я делал операцию Эрику. Когда я ее закончил, то со специальным ведерком, где у меня была жидкость, не дающая коже для пересадки высохнуть, отправился в операционный блок к Франку и приступил к трансплантации. Такие операции не делаются за один день, потому что человек, получивший такие серьезные ожоги, не может вынести, чтобы с него за раз сняли всю обожженную кожу. Поэтому мы повторяли эту процедуру трижды. На 7-й день, 11-й и на 44-й».

Как объясняет профессор Мимун, кожу для пересадки у Эрика брали с черепа, спины и бедер: «В первую очередь, речь идет о коже головы. Это необыкновенно. Мы сбриваем волосы, берем очень тонкий слой кожи без волосяных луковиц и пересаживаем ее на другие части тела пострадавшего. Кожа приживается, но волосы уже не растут. Это безболезненная операция, и кожа на голове быстро заживает. Затем мы брали кожу со спины (где кожа толстая) и с бедер. Мы дважды брали кожу с черепа, потому что в этой зоне кожа быстро заживает. И в два этапа брали кожу со спины и с бедер. У Эрика мы взяли около 45% кожи». 

Как из 45% кожи сделать 95%? «Для этого существует классическая процедура, — объясняет французский хирург. — У нас есть специальная машина, которая перфорирует кожу для пересадки. Когда кожу растягивают, это как если бы одна очень большая рана превратилась во множество маленьких ранок размером в квадратный сантиметр. Все знают, что маленькие ранки заживают быстрее, чем за десять дней. Тысячи ранок размером в квадратный сантиметр тоже заживают быстрее, чем за десять дней. Таким образом мы полностью покрыли Франка новой кожей».

Сегодня Франк живет с кожей своего брата. Он продолжает реабилитацию, еще не бегает, но уже ходит, его лицо полностью восстановилось, он пишет письма и даже играет в пинг-понг. «Я хорошо себя чувствую, у меня больше нет болей. Конечно, тело не осталось прежним, но я рад, что я жив, — рассказал он в интервью Franceinfo. — Мой брат— герой. Физически ему было очень тяжело».

Для профессора Мимуна случай Франка — надежда на будущее. «Нам удалось доказать, что если у нас есть резервуар кожи — в нашем случае это был брат-близнец — мы можем спасти человека с ожогами 95% тела, — говорит он. — Моя мечта — это универсальная кожа, которую мы могли бы пересаживать на всех людей, получивших ожоги, и которая не отвергалась бы организмом. Вы понимаете, что кожа близнеца при пересадке остается на теле навсегда, организм ее не отвергает. Сегодня множество исследователей ищут такую кожу, которая не отбрасывалась бы иммунологически».