rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Национальный фронт Франция Политико-финансовый скандал Налоги Марин Ле Пен

Опубликовано • Отредактировано

1,8 млн евро «для Ле Пен»: налоговики взялись за ультраправую микропартию

media
Французские СМИ называют Фредерика Шатийона (справа на заднем плане) ключевой фигурой в схемах Нацфронта ALAIN JOCARD / AFP

Французские налоговики потребовали от «некоммерческой организации» Jeanne («Жанна»), которую французские СМИ называют «микропартией Марин Ле Пен», уплаты более 1,8 млн евро налогов. Об этом в среду, 25 октября, сообщила газета Le Canard enchaîné, получившая доступ к докладу французской Национальной дирекции по проверке налоговой базы (DNVCF).


В процитированном докладе речь идет о возможных нарушениях, допущенных микропартией Jeanne в течение одного лишь 2012 года.

В этом году, как подозревают французские следователи, «Национальный фронт» якобы незаконно использовал 10 миллионов евро, полученных из бюджета Франции на проведение парламентской и президентской предвыборных кампаний.

Как считает следствие, для «освоения» бюджетных средств Нацфронт использовал «возможности» своей микропартии Jeanne, предоставляемые некоммерческим организациям.

В феврале 2017 года газета Le Monde описывала схему: микропартия выдавала кандидатам «Нацфронта» «кредиты» под 6,5% годовых. Затем на «полученные деньги» кандидаты «покупали» у микропартии «наборы агитационных материалов» ценой 16650 евро.

Следователи полагают, что за счет этих «кредитов» и дорогих «агитационных наборов» Нацфронт намеренно завышал траты своих кандидатов, чтобы затем получить «возмещение расходов» из госбюджета. Дело в том, что по закону государство обязано возместить траты на кампанию для всех кандидатов, набравших более 5% голосов. 

Выпуском «агитационных материалов» занималось пиар-агентство Riwal, которое, по данным газеты Le Canard enchaîné, на 70% принадлежит Фредерику Шатийону, одному из приближенных Марин Ле Пен

Он же, как утверждает газета, ссылаясь на свой источник в налоговых органах, «де-факто является президентом микропартии Jeanne» (хотя формально ею руководит не известная широкой публике Флоранс Лагард).

В январе 2015 года прокуратура передала материалы дела, открытого в отношении Шатийона, в суд: его обвинили в мошенничестве и хищении государственных средств. В дальнейшем круг обвиняемых расширялся, и в материалах, направленных в суд в октябре 2016 года, числилось уже 10 лиц, как юридических, так и физических — в том числе микропартия Jeannе; аудитор, проверявший ее отчетность; компания Riwal; партия «Национальный фронт» и несколько членов ее руководства.

Кроме того, 25 февраля 2017 года газета Le Monde сообщила о том, что налоговые органы оспаривают статус Jeanne как общественной организации, считая, что она действовала с целью получения прибыли. 

А если микропартия Jeanne — коммерческое предприятие, то она должна платить соответствующие налоги. В итоге за 2012 год от микропартии теперь требуют уплаты (с учетом пеней) более 108 000 евро налога на прибыль предприятий и организаций, и более 1,7 млн евро НДС. Всего 1 817 797 евро.

Алекс Лусто, казначей микропартии Jeanne, подтвердил «примерно такую» цифру в комментарии агентству AFP. «Требовать от нас уплаты этих денег — безумие с точки зрения налогового законодательства», — заявил казначей. Ну, а партия Нацфронт заявила об «антиконституционных действиях» налоговых служб и разместила на своем сайте коммюнике микропартии Jeanne под названием «Дезинформация [газеты] Le Canard enchaîné».

В нем микропартия заявляет, что «покупая и перепродавая» (по той же цене) агитационные наборы, она осуществляла политическую деятельность, но ни в коем случае не коммерческую.

Микропартия также признает, что «давала кандидатам кредиты», но и это не считает коммерческой деятельностью, ссылаясь на то, что выдача займов является «абсолютно легальным» занятием. А так как закон запрещает, чтобы займы были беспроцентными, они и были выданы под проценты. 

Микропартия также утверждает, что налоговики «приостановили изучение этого досье», так как якобы обнаружили в нем «пробелы».

Сами представители Национальной дирекции по проверке налоговой базы пока не подтверждают, но и не опровергают это заявление, ссылаясь на «невозможность высказываться по поводу дел, находящихся на рассмотрении», и на необходимость «хранить налоговую тайну».