rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Обзор недели

Опубликовано • Отредактировано

Мемориал жертвам репрессий в Куропатах: власть воюет с активистами

media
4 апреля на мемориале Куропаты под Минском снесли 70 крестов Sergei GAPON / AFP

4 апреля в Беларуси воевали с «незаконно установленными сооружениями в виде крестов». 70 крестов выкорчевали, погрузили в грузовики и увезли в неизвестном направлении. В изоляторы временного содержания правоохранители забрали 15 активистов, приехавших на защиту народного мемориала Куропаты под Минском — место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий.


После появления фото бульдозеров, тракторов и крестов в белорусском обществе о Куропатах снова заговорили, самые популярные ассоциации — война с крестами и храмами в СССР. Само время, выбранное местным лесхозом для «наведения порядка», — Великий пост у христиан — добавило нелестных отзывов в адрес действий властей. Тем более техника лесхоза работала с закрытыми номерами, документов на проведение работ ни активистам, ни журналистам, ни депутату Анне Канопацкой предъявлено не было. Позже в официальном сообщении Минлесхоза было указано, что министерство обращает внимание на то, что «специалистами лесхоза осуществляется снос исключительно тех объектов, которые были установлены без какой-либо разрешительной документации, т. е. являющихся незаконно установленными». При этом в Министерстве культуры, в чьем ведении находится «материальная историко-культурная ценность», заявили, что не располагают информацией о работах в урочище.

Активист Дмитрий Дашкевич, который с единомышленниками и устанавливал снесенные кресты по кромке Куропат (совсем рядом городские власти разрешили открыть частный ресторан «Поедем поедим», активисты в знак протеста уже год несут вахту рядом с увеселительным заведением — RFI), призвал белорусов собираться на вечерние молебны в урочище. После молитвы Дашкевич рассказал RFI, что он думает по поводу последних событий.

Дмитрий Дашкевич: «Это акт государственного вандализма. Почему? Это невозможно объяснить. Проблема здоровых людей в том, что мы все время хотим рационально объяснить иррациональные действия системы. И это не укладывается в наши головы, и мы не можем предсказать масштаб вандализма и глубины дна. Это невозможно понять. Может быть, что-то личное, в том плане, что такое противостояние тут было — бегали спецслужбы, все говорили, что ничего не получится, все будете сидеть, а тут раз — и стоит 70 крестов. Возможно, им было невыносимо терпеть эту победу людей доброй воли. И очень правильно Анна Шапутько в духовном плане охарактеризовала эту ситуацию, сказав, что для черной души невыносимы эти белые кресты. Без юридических решений, постановлений, хотя казалось бы — у них вся власть в руках, они бульдозерами валят и тащат кресты. Публичный вызов всему обществу. Возможно, правильно оценивают некоторые политологи, что это попытка расставить красные флажки перед выборами, которые Лукашенко уже назвал политической вакханалией. Расставляются флажки перед вакханалией, чтобы показать, где ваше место и чего вы стоите. Тем не менее, хоть отчаяние наполняет наши сердца, но в долгосрочной перспективе это зло работает против самого себя. Сотни людей вчера пришли в Куропаты. Пусть пока не десятки тысяч выходят, но общество ведь пробуждается! Алексиевич говорит, что в общественном транспорте — она ехала куда-то — люди обсуждают сегодня Куропаты».

События в Куропатах, где лежит по меньшей мере 30 000 расстрелянных (по некоторым версиям, до 100 000), публично осудили нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, глава белорусской Римско-католической церкви архиепископ Тадеуш Кондрусевич, о недопустимости такого отношения к христианскому символу сказал пресс-секретарь Белорусской православной церкви Сергей Лепин, снос крестов осудил МИД Польши, участница Pussy Riot Мария Алёхина записала видеообращение. Не одобрили такие действия и некоторые белорусские чиновники. «Это слишком даже для многих в лагере власти», — отмечает военный и политический обозреватель Андрей Поротников.

Андрей Поротников: «Это уже сыграло в минус… И по сути продемонстрировало, что внутри режима есть достаточно серьезный раскол по ценностным вопросам. Сохраняется возможность того, что власть, столкнувшись с негативной реакцией, переведет ответственность за случившееся на местных чиновников, сказав, что это была неправильная инициатива на местах, а высшее руководство, как обычно, ни при чем».

Политик Анатолий Лебедько, экс-председатель Объединенной гражданской партии, называет события в Куропатах «рейдерским захватом».

Анатолий Лебедько: «На мой взгляд, это очень похоже на обыкновенный рейдерский захват Куропат. И это логично для Александра Лукашенко, который стремится к стопроцентному контролю всего и вся. До недавнего времени Куропаты не были зоной, территорией, где лукашизм с его стандартами, вседозволенностью чувствовал себя комфортно. Это все-таки было место, которое воспринималось как память о жертвах тоталитаризма и как остров сопротивления авторитаризму. Для Лукашенко, который сам является авторитарным правителем, это дискомфортно. И наличие такого острова — для него это проблема, это вызов. Вопрос встал бы в повестку дня рано или поздно».

Главе белорусского государства не нравятся неподконтрольные ему места — свое пожелание по поводу Куропат Лукашенко высказал во время «Большого разговора», напоминает Андрей Поротников.

Андрей Поротников: «Это демонстративные действия со стороны высшего политического руководства, которые должны показать, что поля для своеволия в Беларуси нет, и любые действия, абсолютно любые публично значимые действия возможны только по согласованию, с разрешения и в том формате, в котором разрешат власти. Почти 30 лет этим мемориалом занималась общественность, власти это устраивало, они не претендовали на то, чтобы перехватить эту инициативу. И вот внезапно у них развился такой зуд активности, который как раз-таки связан с тем, что приближаются президентские и парламентские выборы, и власти необходимо продемонстрировать полный контроль над ситуацией для внешних и внутренних наблюдателей. Принято решение сделать это на примере такого знакового места, как Куропаты».

Пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт в комментарии газете «Наша Ніва» заявила: «Читайте президента! Во время „Большого разговора“ главой государства было обещано, что в Куропатах будет наведен порядок, поручение заняться этим было дано соответствующим ведомствам. Это место нужно благоустроить, это однозначная позиция президента, там похоронены наши люди! Но все должно быть сделано как положено, согласно нашим обычаям, религиозным традициям, согласно плану. Будет сделано все, чтобы это место выглядело достойно, но безо всякой политики».

Как раз в эти дни Минск посетил известный литовский поэт, эссеист, правозащитник Томас Венцлова. Друг Иосифа Бродского и Чеслова Милоша приехал на литературный фестиваль Pradmova. В разговоре с корреспондентом RFI Венцлова высказался и о последних событиях.

Томас Венцлова: «Надо сказать, что Гора крестов в Литве в советское время тоже уничтожалась. Но ее без конца отстраивали. Ну, а потом изменилась ситуация — и уже не надо было отстраивать, надо было достраивать. И она сейчас известна на весь мир. Куропаты — это еще, пожалуй, более важное место, поскольку это место гибели многих и многих невинных людей, ужасное место, одно из таких эмблематических мест, где мы вспоминаем о преступлениях тоталитарного строя. Это похоже на Катынь под Смоленском, например, это похоже на немецкие лагеря смерти, на гетто во время нацистской оккупации. Я был в Куропатах лет пятнадцать назад, когда только строилась так называемая Голгофа, где стоят три креста — католический, православный и униатский. То, что кресты насильственно и, так сказать, тайно были уничтожены, свергнуты, вывезены, это цинизм, это отвратительный поступок, совершенно неприемлемый, который должен вызвать отвращение и протест у любого честного человека. И, несомненно, вызывает. Вот сегодня как раз мы были там с делегацией от литовского посольства в Беларуси, положили цветы, поставили свечки — и это, по-моему, то, что надо делать, к чему это место призывает. Но я надеюсь, что оно сохранится. Даже если бы случилось такое чудовищное деяние, что это вообще бы уничтожили, то все-равно это восстановится — рано или поздно история берет свое. Я думаю, что мир должен как-то это заметить и против этого протестовать. Пока я это не очень замечаю — думают, что, может быть, от современной Беларуси нечего другого и ожидать? Но это не так, можно и нужно ожидать другого, и надо за это как-то выступить».

В воскресенье в защиту Куропат в центре Минска прошел молебен — у католического и православного соборов. Политика, экс-политзаключенного Николая Статкевича, призывавшего белорусов выйти на совместную молитву, задержали на выходе из собственного дома. У стен храмов молилось около двух сотен человек. Митрополит Минский и Заславский Павел, как сообщает БелаПАН, призвал прихожан не участвовать в молитве возле храма. «Пусть те, кто занимается политикой, занимаются политикой. А мы здесь занимаемся спасением души и молимся о прощении грехов», — заявил иерарх.

Как и в случае с Катынью, говоря о расстрелах в Куропатах (даже на официальном уровне), часто намекают на «немецкий след», дескать, может быть, это и вовсе дело не рук советских карателей. С 1988-го по 1998 год следствие по делу расстрелов в Куропатах проводилось четырежды. Итог один: расстрелы производились НКВД, казни произошли до оккупации территории БССР гитлеровскими войсками.