rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
  • «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля получил фильм «Паразиты»

Книги Беларусь Франция Язык

Опубликовано • Отредактировано

«Попасть на карту»: в Париже впервые перевели белорусский роман

media
Роман Альгерда Бахаревича «Дети Алиндарки» стал «Книгой года–2015» в Беларуси Юлия Тимофеева

Одна из главных белорусских книг последних лет — роман «Дети Алиндарки» — вышла во Франции. Это первый прямой перевод белорусской прозы на французский язык, более того, как говорит автор книги Альгерд Бахаревич, роман пришлось на самом деле переводить с пяти языков.


В Париже впервые перевели белорусский роман 28/01/2019 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

«Дети Алиндарки» — это сказка, антиутопия о приключениях белорусскоязычных детей, которые попали в учреждение «Лагерь», сбежали и ищут выход из леса. В мире этих белорусских Гензель и Гретель владение мовай, белорусским языком, является психическим отклонением, ненормальностью, которую надо исправлять, если уж в детстве родители допустили преступный билингвизм.

Безусловно, язык — это один из героев произведения, ставшего «Книгой года–2015» в стране, где национальная языковая травма — это не сказка или антиутопия, а реальность. Государственный язык после очередного подъема (предыдущий закончился в 30-х сталинскими расстрелами) в начале 90-х годов стал вытесняться русским практически из всех сфер жизни — русский стал вторым государственным языком в 1995 году, а белорусский получил (в том числе благодаря официальной пропаганде) клеймо языка оппозиции и националистов.

О «Детях Алиндарки» много говорили в год выхода на родине, книга заинтересовала Виржини Шимонец, основательницу французского издательства Le Ver à soie, рассказывает в интервью RFI Альгерд Бахаревич.

Альгерд Бахаревич: «Ко мне обратилось издательство Le Ver à soie с предложением издать эту книгу на французском, потому что издатель Виржини Шимонец и переводчица Елена Лопатнева ставили перед собой такую задачу — познакомить Францию с современной белорусской литературой, потому что во Франции о нас вообще мало знают, мало понимают, еще меньше знают о нашей литературе, а о том, что у нас есть свой язык, вообще знают единицы. И переводов практически нет. Раньше в советское время появлялись переводы (на французский) белорусской литературы, но они всегда делались с русского языка. И вообще, есть такая проблема (и насколько я знаю, она остается до сих пор) — во Франции есть такое представление о языках, что есть большие языки больших наций и есть малые языки малых наций. И для французского языка как бы таким равноправным партнером есть русский, английский, немецкий, испанский, но ни в коем случае не какие-нибудь белорусский или украинский. И вот Вирджини Шимонец, издательство Le Ver à soie и Елена Лопатнева решили как-то эту ситуацию исправить, обратились ко мне, потом мы с женой Юлией Тимофеевой, поэтессой и переводчицей, получили стипендию и резиденцию в Париже — благодаря Французскому институту».

Роман «Дети Алиндарки» на французском языке Юлия Тимофеева

Книга вышла в конце 2018-го, а в этом году во Франции пройдут презентации книги с участием автора. Как иронично замечает Бахаревич, скорее всего, о книге буду говорить немного, ведь «миссия каждого белорусского писателя говорить не столько о себе и своей книге, сколько откуда ты и что это за язык».

Альгерд Бахаревич: «Нам понадобилось несколько лет — наверное, три года — чтобы подготовить эту книгу. Во Франции есть такая проблема переводов восточноевропейской литературы — если Польша и Чехия еще французам известна, то нет никакого ни желания, ни стремления познакомиться с литературой постсоветских стран, таких как Беларусь и Украина. На самом деле книга появилась тут, думаю, во многом благодаря энтузиазму переводчицы и издателя — просто обычному человеческому энтузиазму, на котором многое держится в этом мире. Во-вторых, наверное, и потому, что Французский институт заинтересовался тем, что происходит в белорусской литературе, что за такая terra incognita — Беларусь, и они решили ее так открыть. Я думаю, что книга заинтересовала издателя и переводчицу также тем, что она о нашей языковой травме. Это очень сложная лингвистическая задача для переводчика, и в то же время это какая-то возможность рассказать французам о всех хитросплетениях Беларуси: исторических, лингвистических, политических, рассказать об этом в форме романа. Можно было что-то и полегче предложить читателям, но люди решили начать со сложного. Как они мне сказали, было важно именно литературное качество- это просто хороший роман».

Книга вышла совсем недавно и в небольшом издательстве, так что о волне интереса говорить рано, но, как отмечает Альгерд Бахаревич, «я уже получил один отзыв от читателя-француза, который — очень заинтригованный — приехал в Минск, все это ему понравилось, он даже написал французскому послу в Беларуси о белорусской книге во Франции».

Альгерд Бахаревич: «Что это за роман „Дети Алиндарки“? Я сам его называю сказкой для взрослых. Герои там — это дети, которые заблудились в темном лесу, которые ищут выход, ищут возможность, как они сами говорят, попасть на карту. В этом прочитывается белорусский контекст. Эта книга действительно написана на пяти языках, как сказала переводчица, — это литературный белорусский, это литературный русский, это трасянка (феномен, возникающий при смешении белорусского и русского языков, стоит в одном ряду с креольскими языками и пиджином — RFI), это неправильный белорусский и это неправильный русский. Для перевода использовались все возможные средства — графические, обращение к диалектам, обращение к какому-то французскому сленгу, то есть книга написана в разных регистрах- и в разных регистрах существует и звучит этот перевод. Одна из сильных сторон этого издания — это то, что там есть комментарии, довольно хорошие, подробные, ведь в романе есть какие-то постсоветские реалии, советские реалии тоже описываются, то есть культурный код постсоветской Беларуси — там есть попытка его прочитать и объяснить. Есть идея перевести эту книгу на английский — переводчик, славист Джим Дингли посмотрел, что получилось с французским переводом, и загорелся перевести ее на английский. И он тоже будет искать какие-то необычные переводческие стратегии. Там будет, скажем, вместо трасянки использоваться скотс, шотландский язык (scots — англо-шотландский язык, один из германских языков, близкородственный английскому языку — RFI)».

«Для нас важно, что книга вышла во Франции. Понятно, что французский книжный рынок очень большой и потеряться там легко, особенно среди бесконечного ряда восточноевропейских писателей. Но писатели, художники всегда будут приезжать в Париж. В литературе Париж остается столицей мира. Представить там свою книгу — это из прорывных событий для автора», — сказал Альгерд Бахаревич.

Ранее произведения Альгерда Бахаревича уже выходили на немецком, чешском, украинском, польском языках. В этом году в московском издательстве «Время» выходит русское издание 900-страничного романа «Собаки Европы», ставшего «Книгой года–2018» по версии белорусского ПЕН-центра.