rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Литва Евросоюз Россия Политика

Опубликовано • Отредактировано

Почему политические отношения Литвы и Беларуси почти на нуле?

media
Белорусы и литовцы собрались в минувшие выходные на первый форум «Что нас объединяет» в Клайпеде. ©ervix.livejournal.com

Белорусы и литовцы собрались в минувшие выходные в Клайпеде на первый форум «Что нас объединяет». Одной из самых обсуждаемых была проблема «наихудшего с 90-х годов» периода в отношениях Вильнюса и Минска. Очевидная причина размолвки в отношениях соседей с общим в прошлом государством — в островецкой АЭС. Но это только очевидная причина.


Атомная станция у самой границы с Литвой, которую строит «Росатом» за российский же кредит, несомненно, беспокоит Вильнюс. Но считать, будто только АЭС в Островце — причина отличного от других стран Евросоюза поведения Литвы в отношении Беларуси, не стоит. «Мы помним, что именно Литва была первой, кто начал диалог с официальным Минском, в 2008 – 2010 годах. Тогда Лукашенко даже ездил в Вильнюс, но потом случился 2010 год, разгон Площади и репрессии», — сказал в интервью RFI участник форума, эксперт по Беларуси, политолог и глава литовского офиса Freedom House Витис Юрконис.

Витис Юрконис: И якобы это какая-то месть (Литвы – RFI) по поводу Островца. Это неправда. Мы только должны вспомнить, что в 2009 – 2010 году как раз Литва была той страной, которая была в первых рядах за то, что надо говорить с Беларусью, надо дать шанс и так далее. Беларусь нас подставила, подставила всю Европу. Ну да, наверняка, наше руководство сейчас смотрит на это намного осторожней. Если мы тогда были очень активными, сейчас мы очень осторожны, потому что выучили урок. И я думаю, что у нас до сих пор эта институциональная память есть. Может быть, в Европе этого нет, но у нас есть.

Оптимизм по поводу безвизового въезда для иностранцев и успехов в отношениях белорусского и литовского бизнеса стоит отличать от наивности.

Витис Юрконис: Вопрос России он был, он существует, он есть, и это всегда будет волновать Литву — насколько Кремль влиятелен в Беларуси. И здесь нам бы хотелось искреннего разговора. К сожалению, не все, из-за ряда причин, белорусские чиновники или политики готовы иметь этот искренний (разговор – RFI). Мы понимаем это, мы понимаем, у нас есть много общей истории, включая и советское прошлое, где некоторые механизмы поведения нам знакомы. Нас не надо убеждать, но не надо считать нас наивными. Потому что если я оптимист... То есть, существует четкая грань, где заканчивается оптимизм и где начинается наивность какая-то. Эта наивность у некоторых стран Евросоюза есть. Если ты хочешь видеть только то, что развивается хорошо, ты всегда это найдешь. Если ты хочешь только акцентировать плохое, тоже найдешь. И я думаю, что белорусско-литовские отношения намного разнообразнее, чем вот эти экстремумы, и акцентировать только некоторые самые сложные вопросы — это просто не выход.

Действия Минска пока не убеждают в его независимости от Москвы — а Россия по-прежнему рассматривается главной угрозой в регионе.

Витис Юрконис: По всем параметрам, если так смотреть, и экономически, и энергетически, и информационно, все влияние политическое — это влияние есть, этого отрицать нельзя. Мы видим опять в риторике какие-то там колебания, какие-то высказывания, мейнстриминг такого нарратива, что мы площадка для переговоров и нейтральная сторона... Есть очень четкая дефиниция международных отношений, что является нейтральной стороной. Вы (белорусы — RFI) в военном союзе с Россией, у вас есть как минимум два (российских – RFI) военных объекта. Станет ли их больше — это вопрос денег и, опять же, поведения самого Кремля. Мы бы хотели, и (вы) должны это понять, что Литва хотела бы видеть независимую Беларусь — настолько, насколько возможно. Но отрицать или закрывать глаза на некоторые проявления кремлевских политики или поведения... Обобщать все не надо, но факты есть, и экономические данные это показывают. Та же самая островецкая АЭС в глазах литовского руководства — это российский проект, это вопрос, который делает Беларусь еще более энергетически зависимой от Кремля, от «Росатома». Это печально, но это так видится. Все эти военные также упражнения (совместные российско-белорусские учения — RFI), которые происходят. Несмотря на то что, конечно, Беларусь ведет себя более прозрачно, чем, например, российская сторона, но хотелось бы видеть больше этой независимости и взаимодействия.

«Европа заканчивается там, где перестает работать право», — подчеркивает литовский политолог.

Витис Юрконис: Нет никакого патернализма, то есть мы сделали свой выбор, что мы хотим быть в Евросоюзе, где есть правовое государство, где есть ясные правила игры, где есть демократия, свобода и так далее. Опять же, картинка далеко не ровная. То есть то, что происходит в Польше или Венгрии, — тоже некоторые сигналы какого-то пессимизма, но в целом, это что есть такие фундаментальные свободы, демократия — все то, что разделяет Европу от не Европы... Если ваш выбор быть в этом вот смысле не в Европе, — где нет правового государства, где не работает международное право, где власть не должна отчитываться перед народом, где нет баланса разных институтов и так далее, — это ваш выбор, белорусских людей и так далее. Опять же, когда я это говорю, я понимаю, что это не может решиться в один день и что это сложный процесс. Хотя бы белорусское руководство начало свои действия в плане экономических реформ. Но, к сожалению, мы этого тоже не видим. Старается и Всемирный банк, и МВФ, и все финансовые международные структуры, но видим, что, к сожалению, движения или прогресса не настолько много, насколько бы хотелось.

Эксперт отмечает, что все опасения Литвы в отношении Беларуси следует рассматривать в связке с опасениями по поводу Кремля. «Мы убеждены, что крах кремлевской политики, взрыв внутренней ситуации из-за совокупности факторов не может не ударить по всем соседям. И особенно таким близким, как Беларусь», — сказал Витис Юрконис.

Витис Юрконис: То, что продолжается война в Украине, кремлевская агрессия там, иногда мы про это даже забываем как-то, потому что это уже новая такая реальность. Но надо посмотреть, что происходит и внутри самой России, а там сигналы очень тревожные, особенно в последнее время, когда мы видели борьбу с молодежью, очень молодыми, даже подростками, — это весь процесс «Артподготовки», и «пензенское дело», и дело «Нового величия», когда девушки-подростки были арестованы. И если уже эта страна, Кремль, видит какую-то угрозу в таких молодых, которые должны быть ее будущим, — это очень тревожный сигнал. Что-то в той системе тогда нехорошо. И дай бог, чтобы там вся ситуация разрулилась, но это тревожный сигнал, что они начинают воевать против своих людей. Все эти экономические проблемы, которые есть, это все индикаторы того, что страна идет не в том направлении, и ты можешь пока еще давить на свое население, чтобы не было протестов, давить всех, но это все когда-нибудь выстрелит очень-очень плохим образом. Потому что будет расколот народ, произойдет уничтожение всех институтов властей, которые должны держать баланс, недоверие полное друг другу. И это вот просто говорит, что никаких переговоров в принципе не будет, просто не будет площадки для переговоров. И это значит, что ничего хорошего о будущем это не говорит, настолько ситуация накачивается, что перемены будут очень жесткие внутри страны, и из-за этого мало не покажется и соседним странам, включая Украину, Беларусь, те же самые Балтийские страны.

Стоит отметить, что ухудшение политических взаимоотношений пока не сказалось на экономических контактах. Может быть, показатели могли бы быть и лучше, но Литва — шестая среди инвесторов в Беларуси, товарооборот показывает рост, вильнюсский аэропорт в шутку называют Минск-3 из-за наличия лоукостов, недоступных в Беларуси.