rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Обзор недели СМИ Следствие

Опубликовано • Отредактировано

Скандальное «дело БелТА»: журналисты ожидают предъявления обвинений

media
По «делу БелТА» проходят два крупнейших из негосударственных белорусских СМИ — портал TUT.by и старейшее частное информационное агентство БелаПАН REUTERS/Vasily Fedosenko

В ближайшее время «дело «БелТА» должно быть передано в суд, либо следствие продлят — с момента громких обысков в редакциях белорусских СМИ и задержаний журналистов и редакторов прошло почти два месяца, сейчас подозреваемыми по делу проходят более десятка человек.


Подозреваемых постоянно допрашивают, они находятся на свободе, но с подпиской о невыезде. Официально суть дела (ч. 2 ст. 349 Уголовного кодекса), по информации Следственного комитета, состоит в «в несанкционированном доступе к компьютерной информации, совершенном из личной заинтересованности», доступ «повлек причинение существенного вреда». Но информация, к которой использовались пароли, была закрытой всего лишь несколько минут — затем она появлялась на ленте новостей БелТА со свободным доступом. Соизмеримы ли действия правоохранителей с якобы причиненным ущербом? Негосударственные юристы говорят, что нет, несоизмеримы, в БелТА и СК считают, что да — «причинен существенный вред, выразившийся в неправомерном завладении и использовании защищенной от постороннего доступа информации, а также подрыве деловой репутации предприятия». Среди СМИ, попавших в дело, два крупнейших из негосударственных — портал TUT.by и старейшее частное информационное агентство БелаПАН. Борис Горецкий, заместитель главы Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) проводит мониторинг всей этой ситуации, рассказывает в интервью RFI о неприятных ожиданиях белорусского журналистского сообщества.

Борис Горецкий: «Подходит срок — с момента открытия „дела БелТА“ скоро два месяца (дело заведено 7 августа, предварительное следствие по уголовным делам должно быть закончено не позднее чем в двухмесячный срок со дня возбуждения уголовного дела — RFI), практически всю последнюю неделю журналисты каждый день ходили в Следственный комитет. По последним допросам можно сделать вывод, что в самое ближайшее время журналистам выставят официальное обвинение и дело уже будет передаваться в суд. То есть следователи проводят эти допросы и говорят журналистам: вот, вот — чтобы успеть до 7 октября завершить расследование и передать в суд. Дело очень серьезное. На данный момент 10 человек проходят по этому делу в качестве подозреваемых, но никто не гарантирует, что их будет 10 в суде. Недавно Дмитрию Бобрику (один из редакторов TUT.by — RFI) переквалифицировали статус со свидетеля на подозреваемого. Возможно, статус будет переквалифицирован и другим пока что свидетелям по делу. Напомню, что журналистов подозревают в нанесении ущерба государственному информационному агентству БелТА, несанкционированному входу по якобы каким-то украденным, не знаю, каким-то образом полученным паролям. Похоже, что нас ждет очень крупный судебный процесс над как минимум десятью журналистами».

25 сентября один из редакторов TUT.by Дмитрий Бобрик написал в фейсбуке о том, что происходило с ним 7 августа во время трехчасового допроса в Следственном комитете по «делу БелТА»: «Сначала мне пообещали раскрыть детали личной жизни, если откажусь от сотрудничества. А закончилось угрозами в адрес родных, которые могут пострадать. Здесь меня затрясло, мне угрожали самым важным в жизни. Я написал бумагу о сотрудничестве». Далее он пишет, что сразу понял, что сотрудничать не сможет, и решил обнародовать факт вербовки под принуждением. Официальный представитель СК Юлия Гончарова так прокомментировала заявления журналиста опять же в фейсбуке: «Самая короткая небылица. Следственный комитет завербовал».

Главный редактор БелаПАН Ирина Левшина во время допроса в центральном аппарате Следственного комитета 28 сентября официально отказалась от дачи каких-либо показаний в ходе предварительного следствия, пользуясь своим конституционным правом. Левшина заявила, что после методов, «примененных в отношении отдельных фигурантов дела, я приняла решение свести к минимуму свои контакты со Следственным комитетом».

История Бобрика свидетельствует в пользу популярной версии о «деле БелТА» как инструменте подрыва доверия как к негосударственным СМИ, так и внутри самого журналистского сообщества.

Борис Горецкий: «Очевидно, что вообще само „дело БелТА“ направлено на то, чтобы уменьшить доверие людей к этим средствам массовой информации. Люди в Беларуси привыкли читать TUT.by, привыкли получать информацию от БелаПАНа, и вот это такой удар по главным независимым медиа. Что касается признания о вербовке — не раз уже, в принципе, такие признания звучали в истории белорусской журналистики. И ни для кого не секрет, что спецслужбы стараются каким-то образом собирать информацию о работе крупнейших независимых медиа. Я не удивлюсь, если кто-то из фигурантов „дела БелТА“ или кто-то из свидетелей, которых допрашивали, а допрошено уже более 30 свидетелей по этому делу, — это журналисты все — не исключено, что они тоже признаются в давлении на себя.

Причем белорусские спецслужбы не выбирают методы, они давят на самое открытое, самое чувствительное, то есть в случае Бобрика шел разговор о личных данных, о личной переписке, каких-то подробностях личной жизни, и (были) угрозы в адрес самого Дмитрия и его семьи. Но это чрезвычайно возмутительно, потому что на дворе XXI век, Беларусь заявлена IT-страной, и на представителей главных электронных медиа страны осуществляется давление абсолютно советскими энкавэдэшными методами, когда человека берут, начинают давить, угрожать и заставляют подписывать эти документы.

Кончено, мы поддерживаем всех журналистов, которые попали под репрессии, и будем поддерживать независимо от того, подписал ли кто-то какие-то документы или не подписал. Для нас чрезвычайно возмутительно то, что власть начала нескрытое давление на медиа, когда уже и вызывают каждый день, и давят, и заставляют какие-то бумажки подписывать, и при этом мы даже не знаем полной картины. В офисе TUT.by конфискована куча электронных носителей, на которых переписка. То есть фактически власть забрала у журналистов огромную информацию, огромное количество информации и рычагов для давления на журналистов».

В стране есть еще одна организация для работающих в СМИ — Белорусский союз журналистов, объединяющий в основном представителей государственных медиа. Это обычное явление для Беларуси — есть два писательских союза, два союза поляков, две компартии, две федерации профсоюзов и т. д. Отношения между БАЖ и БСЖ и так довольно прохладные, но и после старта «дела БелТА» «проявлений хоть какой-то солидарности от государственных журналистов мы не увидели, наоборот», отмечает Борис Горецкий.

Борис Горецкий: «К сожалению, журналистское общество из-за „дела БелТА“ еще больше разделилось в Беларуси, просто потому что все независимые журналисты, независимые медиа однозначно на стороне потерпевших журналистов, на стороне TUT.by, на стороне БелаПАНа, а то, что мы видим со стороны государственных журналистов, это просто какое-то издевательство. То есть ваших же коллег таскают на допросы, давят, а мы в ответ на это читаем в государственной прессе только какие-то смешки и издевки над коллегами, навешивание каких-то ярлыков. „Дело БелТА“ очень ярко показало, кто есть кто в медиа, кто есть кто в белорусском обществе, потому что всем трезвомыслящим людям и силам очевидно, что даже те вещи, в которых обвиняют журналистов, они не подходят под статью, по которой расследуется дело. Никакого взлома журналисты не могли произвести, а статья подразумевает взлом, несанкционированный доступ и так далее, то есть как такового взлома в этой истории и не было. Несмотря на это, государственная пресса продолжает очернять (фигурантов дела), продолжает то, что начато Следственным комитетом».

Действия, предусмотренные частью 2 статьи 349 УК Беларуси, караются штрафом, или арестом на срок от трех до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок. Есть еще один вид наказания, угрожающий профессии подозреваемых, — лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.