rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь СМИ Следствие Задержания Права человека

Опубликовано • Отредактировано

«Акция устрашения»: в Беларуси продолжились задержания журналистов

media
В Беларуси третий день подряд проходят задержания журналистов sk.gov.by

В Беларуси продолжаются обыски и задержания журналистов различных изданий. В четверг, 9 августа, стало известно о задержании главного редактора информационного агентства «БелаПАН» Ирины Левшиной. Поводом к задержанию, так же, как и предыдущих случаях, уголовное дело о незаконном доступе к платной информации государственного информагентства «БелТА».


Обыски и задержания журналистов в Беларуси проходят уже тритий день подряд. Официально они связаны с обвинениями в несанкционированном использовании ресурса государственного портала «БелТА».

7 августа обыски и задержания прошли в офисах компаний TUT.BY и «БелаПАН». Среди задержанных оказались редакторы и журналисты Марина Золотова, Анна Калтыгина, Галина Уласик и Анна Ермаченок, а также политический обозреватель «БелаПАН» Татьяна Коровенкова.

8 августа Следственный комитет Белраруси заявил о задержании журналистов Алексея Жукова и Павла Быковского. Также ведомство сообщило о следственных действиях с участием должностных лиц редакционно-издательского учреждения «Культура и искусство», ООО «РиэлтБай», ООО «АйТиВи».

9 августа, в Беларуси задержали главного редактора информационной компании «БелаПАН» Ирину Левшину.

С требованием освободить журналистов уже выступил Совет Европы и провозащитная организация «Репортеры без границ». Офис редакции TUT.BY посетили дипломаты из США и Евросоюза.
 

Исполнительный директор «Бела ПАН» Дмитрий Новожилов прокомментировал последние задержания журналистов.

RFI: В Следственном комитете Беларуси заявляют, что поводом возбуждения дела является жалоба Государственного информационного агентство «БелТА» на несанкционированное использование его информации. Как вы можете прокомментировать такое обвинение?

Дмитрий Новожилов: Обвинение, как мы уже говорили, само по себе абсурдно и является нонсенсом, поскольку вся разница в информации, которая есть в закрытой подписке «БелТА» и которая есть в открытом доступе на сайте «БелТА», заключается в выходе: для подписчика и любого другого читателя она составляет 15 минут. Не было, пожалуй, ни одного случая, когда бы информация «БелТА» нужна была настолько срочно, чтобы не подождать 15 минут и не прочитать эту информацию в открытом доступе. Это все, я надеюсь, выявит следствие, определит суд.

Я хочу сосредоточиться на том, насколько непропорциональны меры воздействия на журналистов, в частности, нашего агентства: это задержания с содержанием в изоляторе временного содержания в течение вот уже почти трех суток. Это касается нашего международного обозревателя Татьяны Коровенковой, к которой приехали с обыском аж на дачу в то время, когда она находилась в отпуске. Мало того, что была изъята техника, был проведен какой-то опрос, ее привезли на допрос в Следственный комитет и потом оставили еще под стражей на трое суток. Причем позавчера она была задержана, вчера с ней никаких следственных действий не проводилось, сегодня только был проведен допрос. Возникает резонный вопрос: зачем человека, женщину, которая никаких правонарушений, не говоря уже о преступлениях, не совершала, добропорядочного гражданина, содержать под стражей? Зачем? И при том, я еще раз подчеркну, что вчера никаких действий с ней не проводилось, сегодня был допрос, и завтра обещают новый допрос или иные следственные действия.

То же самое касается главного редактора информагентства «БелаПАН» Ирины Левшиной. Сегодня утром она не пришла в обычное время на работу, не отвечала на звонки. Мы заподозрили, что она, возможно, задержана, возможно, проводится обыск, или она на допросе в Следственном комитете. В итоге так и получилось. Так что – даже если допустить, что что-то было похожее на те обвинения, которые выдвинуты – меры, которые применяются к журналистам, абсолютно непропорциональны. И мы видим, что сами меры говорят о том, что идет некоторая акция устрашения.

То есть вы рассматриваете это как давление?

Несомненно. Если бы речь шла чисто о каких-то экономических правонарушениях – опять же повторюсь, если – то они не требуют всего того антуража и всех тех мер, которые применяются к журналистам не только нашего агентства, но и иных СМИ.

При обысках сами следователи, которые их производили, как-то это комментировали, объясняли? Или говорили что-то, что могло вас навести на мысль …

У следователей работа – проводить следственные действия, они не занимаются комментариями, они не занимаются политической или юридической оценкой – они делают свою работу. У них было постановление на проведение осмотра редакции, и в соответствии с этим постановлением они проводили все действия. Я хочу отметить, что свою работу они делали абсолютно корректно, без каких-либо даже минимальных отклонений от нормы процедур, которые у них прописаны.

Вы не знаете, почему такое давление не только на ваше агентство, но и на другие издания? Это может быть как-то связано с тем, что на прошлой неделе вступили в силу поправки к закону, который ужесточает контроль над СМИ и который обязывает СМИ проводить государственную политику?

Там не совсем так, в той части, о которой вы говорите, про государственные СМИ… Все журналистское сообщество Беларуси теряется в догадках о причинах происходящего. Но пока это в любом случае вторично, пока кто-то из наших коллег находится не на свободе, первейшая наша задача, и желание, и чаяния наши – это то, чтобы коллеги вышли на свободу.