rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Права человека ООН Законодательство

Опубликовано • Отредактировано

Права человека в Беларуси: доклад ООН об отсутствии системных изменений

media
Зампредседателя правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович screenshot Youtube

Официальный Минск назвал представленный 25 июня в ООН доклад о правах человека в Беларуси «нонсенсом», а мандат спецдокладчика ООН по Беларуси Миклоша Харасти — «рудиментом». Зампредседателя правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович в интервью RFI поддержал выводы этого доклада.


В МИД Беларуси доклад, представленный в конце июня в ООН, не комментируют. В этом нет смысла, так как доклад — «не имеющий отношения к действительности нонсенс, заявленный так называемым спецдокладчиком, мандат которого давно превратился в рудимент», заявил пресс-секретарь МИД Анатолий Глаз агентству БелаПАН.

Права человека в Беларуси - доклад ООН об отсутствии системных изменений 02/07/2018 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Сложно было ожидать от белорусских властей одобрения доклада Миклоша Харасти, который, перечислив последние «репрессии в отношении мирных демонстрантов, представителей политической оппозиции, правозащитников и независимых журналистов», вынес вердикт: «за последние шесть лет власти Беларуси не продемонстрировали никаких позитивных изменений в ситуации с правами человека».

В интервью RFI заместитель председателя закрытого властями правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович отмечает, что согласен с докладчиком, особенно в части отсутствия системных изменений. «То есть власти сейчас, конечно, не применяют таких репрессий, как, допустим, в 2010 году, когда в СИЗО были брошены десятки людей, когда были арестованы все оппозиционные кандидаты в президенты, но у нас нет гарантий, что к этому не будет возврата — системных изменений, изменений законодательства, которые могли бы исключить такое развитие событий, не случилось», — сказал правозащитник.

Валентин Стефанович: На сегодняшний день мы видим только определенное изменение риторики со стороны власти, которая заявляет о готовности к диалогу, и они участвуют в диалоге, в разных уровнях — и диалог ЕС – Беларусь по правам человека, следующая сессия должна во второй половине июля проходить, и диалог США – Беларусь по правам человека и так далее. В общем-то, ситуация развивается циклично. И господин Харасти очень четко это все отслеживает и передает. То есть, мы видим, что если какое-то событие происходит, которое власти оценивают как вызов для них, какой-то вызов стабильности, то они возвращаются к репрессивным практикам. Поэтому нам кажется, что, конечно, очень важно говорить о системных изменениях как какой-то определенной гарантии того, что таких откатов будет меньше, по крайней мере они не такие будут жесткие. Но в этом году мы видим, что власти вроде бы как декларируют некоторые такие шаги, которые можно оценить как системные изменения, но опять же это такие полумеры, я бы сказал. Я имею в виду отмену статьи 193-прим — декриминализацию деятельности незарегистрированных организаций, на которой мы настаивали последние годы начиная с момента, когда это было введено в Уголовный кодекс в 2006 году. Правда, не применяли ее на практике, я имею в виду, не осуждали людей с 2008 года, тем не менее предупреждения по ней выносились, в том числе и председателю нашей организации (Алесю Беляцкому, вице-президенту Международной федерации за права человека, экс-политзаключенному — RFI) в 2011 году Генпрокуратура выносила предупреждение такое. Ну, сейчас они вроде бы вносят изменения в Уголовный кодекс, эту статью как бы из Уголовного кодекса изымают, но вводится административная ответственность за ту же самую деятельность, только уже в виде штрафа в 50 базовых величин (на 2018 году «базовая величина» в Беларуси составляет 24,5 рублей — RFI). То есть как бы прогресс, ну, если сравнивать два года лишения свободы и штраф, конечно, определенный есть, но, с другой стороны, как-то наказывать меня за то, что я ничего плохого не делаю, тоже весьма странно.

Власти объявили о либерализации законодательства относительно проведения массовых мероприятий, но, как считает Валентин Стефанович, новации не меняют действительного положения дел.

Валентин Стефанович: Да, вносятся какие-то изменения, во втором чтении они приняты, это все преподносится как небывалый прорыв, ’’жесточайшая либерализация’’, как сказал министр внутренних дел. Но, если по сути мы посмотрим, то, в общем-то, очень мало что меняется, потому что этот вот порядок, уведомительный порядок вводится только в постоянных местах, определенных для проведения собраний. То есть в любом случае все претензии и основания для критики этого закона остались актуальными, к сожалению. Поэтому очень мало этих шагов, хотя и был принят Национальный план по правам человека, Межведомственный план официально называется. Но проходит он как-то невидимо, без вовлечения представителей гражданского общества, правозащитных организаций. Ну, некоторые консультации проводились, и даже наши представители принимали пару раз в них участие. Но дальше этого всего не идет, как с ними взаимодействовать, непонятно. Планов публичных ответственных министерств за конкретные рекомендации и их имплементацию нет, то есть, куда обращаться с предложениями, непонятно. Поэтому с выводами господина Харасти я абсолютно согласен. И, к сожалению, сфера регулирования гражданских, политических прав остается полной всяческих репрессивных таких вот мер. И, в общем-то, весьма ограничивает возможность их реализации.

В апреле этого года «Международная амнистия» в своем докладе «Смертные приговоры и казни» назвала Беларусь «последним палачом Европы», отметив, что белорусские власти в 2017 году не продемонстрировали никакого намерения отказаться от применения смертной казни.

Валентин Стефанович: Смертная казнь остается актуальной проблемой, и тут тоже прогресса никакого не наблюдается, хотя опять же (власти) активно участвуют в диалоге. Вот они обсуждают это, приезжают эксперты, они с ними куда-то ездят, говорят об этом, говорят, но вот в ночь на 15 мая расстреливают еще двух человек. И сейчас, на сегодня, еще четыре в камере смертников, и будем откровенными, наверное, как-то спасти их жизни вряд ли нам удастся.

В докладе Миклош Харасти называет поправки в белорусский закон о СМИ «ликвидирующими сохраняющиеся остатки свободы выражения мнений в интернете». Он напоминает о блокировке доступа к сайтам «Белорусский партизан» (belaruspartisan.org) и «Хартия» (charter97.org) по решению Министерства информации, а также о преследованиях журналистов и блогеров — в 2017 году на журналистов было наложено 69 штрафов более чем на 25 тысяч евро. Задержания и штрафы продолжаются и сейчас. Так, 28 июня был задержан и помещен на ночь в отделение милиции фотожурналист Андрей Шавлюго — он снимал акцию активистов ЛГБТ-сообщества перед зданием МВД. На следующий день журналист был оштрафован якобы за неподчинение требованиям милиции.

Срок полномочий спецдокладчика ООН по Беларуси Миклоша Харасти истекает в октябре 2018 года. 6 июля Совет ООН по правам человека проголосует по резолюции о продлении мандата спецдокладчика по Беларуси.

Зачем вообще нужен пост спецдокладчика по Беларуси, если официальный Минск игнорирует все эти доклады? Вот что говорится об этом в совместном заявлении Фонда домов прав человека, организации Human Rights Watch и Международной федерации за права человека: «Поскольку Беларусь не является членом Совета Европы и, несмотря на то, что Беларусь отказалась сотрудничать со специальным докладчиком, его мандат по-прежнему является единственным независимым международным механизмом для эффективного мониторинга нарушений прав человека в Беларуси. Поэтому вопрос о продлении мандата спецдокладчика по-прежнему имеет решающее значение».