rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Миграция Россия Чечня Права человека Евросоюз Польша Мигранты Беженцы

Опубликовано • Отредактировано

Белорусский транзит: миграционные проблемы Минска

media
Немецкий болельщик на пути в Россию на ЧМ-2018 вблизи белорусского села Ясень 7 июня 2018 REUTERS/Vasily Fedosenko

Беларусь — транзитная страна для мигрантов, в том числе нелегальных. Кто стремится попасть в Европу через белорусскую границу? Как чемпионат мира в России осложнил работу белорусских пограничников? Как война в Украине повлияла на миграционную ситуацию в Беларуси? Что сейчас происходит с лагерем беженцев из Чечни в Бресте? На вопросы RFI во Всемирный день беженцев ответили представители МВД, Госпогранкомитета и правозащитники.


Белорусский транзит - миграционные проблемы Минска 26/06/2018 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

На минувшей неделе Госпогранкомитет и Министерство внутренних дел Беларуси рассказали о своем видении проблемы беженцев в стране. По словам представителя МВД Александра Татуры, начальника управления внешней трудовой миграции, беженцев и убежища, резкий рост «вынужденных мигрантов» фиксируется в Беларуси последние 4 года.

Александр Татура: Начиная с 2014 года, в связи с событиями в юго-восточных регионах Украины и вооруженными конфликтами в ряде стран Азии, Африки произошло значительное увеличение количества вынужденных мигрантов, которые обратились за защитой в нашей стране. Если до 2013 года количество иностранцев, которые ходатайствовали о защите, не превышало 200 человек, то начиная с 2014 года их количество увеличилось в 4-6 раз. В текущем году количество обращений иностранцев о предоставлении защиты в Республике Беларусь остается также на высоком уровне. По состоянию на 1 июня с ходатайствами о защите обратилось порядка 400 иностранцев, из которых около 90% составили граждане Украины. Кроме того, в Беларусь прибывают вынужденные мигранты из Ирака, Пакистана, Сирии.

Стоит отметить, что Татура говорит о тех гражданах Украины, кто обращается за защитой в Беларуси, всего же после начала вооруженных действий на юго-востоке Украины в соседнюю страну прибыло более 160 тысяч человек. Дело в том, что главой белорусского государства в августе 2014-го принят указ, освобождающий от предоставления документов для получения статуса беженца и предусматривающий помощь в получении работы и временного жилья.

Что касается границы с Евросоюзом (Беларусь граничит с Литвой, Латвией и Польшей из стран ЕС), то, как сообщил представитель Госпогранкомитета Алексей Сытенков, «ситуация там сложная, но контролируемая». По его словам, не бывает недели без задержания групп нелегальных мигрантов, но в последнее время у этой проблемы появилась «спортивная» особенность.

Алексей Сытенков: Особенно накладывается сейчас для органов пограничной службы такое мероприятие, как чемпионат мира по футболу, проходящее в Российской Федерации. Мы выполняем обязательства, прежде всего охраны границы Союзного государства. Вы знаете, такая процедура — прилет и нахождение на территории РФ болельщиков по паспорту болельщика, но, к сожалению, это не только спорт, но это и одно из условий легализации и дальнейшего следования в страны Европейского союза. Буквально сегодня у нас ночью на участке Сморгонской группы (граница с Литвой. —RFI) задержано 4 гражданина Марокко, вчера — опять Марокко, позавчера — опять Марокко. До этого на польском направлении — граждане Пакистана задержаны. И все — большие любители футбола. Когда начинаем с ними работать, к сожалению, не каждый даже знает, что такое мяч.

Как сообщалось в начале 2017 года в западной прессе, Евросоюз направит 7 миллионов евро на строительство лагерей для беженцев. Александр Татура не распространялся о подробностях проекта, а лишь отметил, что «он реализуется».

Александр Татура: Проект фактически прошел все процедуры внутригосударственного согласования и регистрации, и в ближайшее время планируется приступить к его реализации. Насколько мне известно, этот проект затронет фактически ряд действующих уже мест для содержания беженцев, которые будут модернизированы с целью создания дополнительных мест, с целью создания более благоприятных условий, и в том числе будут на базе старых (центров) созданы новые места для содержания прежде всего лиц, которые задержаны и которые находятся на территории Республики Беларусь как нелегальные мигранты и подлежат выдворению. Но в том числе будут в таких пунктах предусмотрены и места для содержания лиц нашей категории — беженцев.

В 2016 году в белорусском Бресте возник чеченский лагерь: несколько тысяч граждан Чеченской Республики надолго осели в этом приграничном городе, так как Польша перестала воспринимать их как беженцев, мотивируя это отсутствием военных действий на территории этого субъекта Российской Федерации. Чеченцы же заявляли о политических и иных преследованиях со стороны правительства Рамзана Кадырова, сообщали об угрозе жизни в случае возвращения, просить убежища в Беларуси они тоже не могли — Беларусь и Россия, пусть во многом и формально, но все же две части Союзного государства, между которыми нет границ. По официальной информации, сейчас проблема решена.

Алексей Сытенков: У нас в предыдущие годы очень сильно обстановка была (обострена) с гражданами Чеченской Республики, пытающимися выехать в страны Европейского союза, в частности в Польшу. Эти лица официально прибывают к нам на территорию Республики Беларусь, находятся здесь официально, прямо на Брестском железнодорожном вокзале в кассах берут билет до первой польской станции. При въезде в Польшу ходатайствуют о предоставлении статуса беженца. Скажу так, из 100 процентов этих лиц 98, 99, а то и 100 возвращались к нам обратно. Пока были средства, опять покупали билеты. Но финансовые средства заканчиваются, и они, обессилев от этих действий, пытались незаконно, в обход пунктов пропуска, пересекать нашу границу. Мы этих лиц задерживали, привлекали к ответственности, и принималось решение о выдворении с территории Республики Беларусь. Хочу сказать, что эта ситуация была очень серьезная, получила большой общественный резонанс. Эти события были, и мы не исключаем, что могут и дальше проходить.

Проблема осталась, пусть и не той остроты, что была осенью 2016 года, говорит в интервью RFI представительница правозащитной организации Human Constanta Яна Гончарова.

Яна Гончарова: Да, мы по-прежнему находимся в Бресте, у нас там офис, который помогает и юридическими консультациями, и мониторит ситуацию, отслеживает, что происходит. Частично то, что говорят официальные лица, действительно так, сейчас кризис спал, но там было не 700 человек, а больше 3.000 человек находилось, даже жили на вокзале. Сейчас кризис спал, потому что эта граница закрыта, люди просто не решаются сюда ехать, потому что проводят здесь два, три, четыре месяца и никуда не попадают. Сейчас около 300 человек находится в Бресте, ежедневно примерно 15-20 семей пересекают границу, в среднем из этих 15-20 семей пропускают (в Польшу) одну, иногда две семьи. Некоторые ездят каждый день, если позволяет финансовая ситуация, некоторые раз в неделю.

Отследить судьбу уехавших сложно, особенно тех, кто вернулся обратно в Российскую Федерацию.

Яна Гончарова: Чаще всего связь теряется со всеми, кто куда-то уезжает. Единственное, что мы сейчас пытаемся отслеживать, — это ситуация с чеченцем Имраном Саламовым, которого выслали в нарушение процедур из Беларуси. Его вернули в Чечню 11 сентября (2017 года), и с 11 сентября у нас нет никакой информации, где он находится. Мы стараемся поддерживать связь с его женой, чтобы узнавать какие-то новости, но, к сожалению, официальные лица Чечни говорят, что его у них нет, хотя мы достаточно уверены, что он у них, если еще жив. Жене тоже ничего не говорят, адвокату ничего не говорят, поэтому она и бежать не хочет, потому что все еще ищет, нет подтверждения — ни жив он, ни мертв он, ни где он, ни что с ним. Ну и в то же время ей угрожают, что если ты будешь пытаться что-то узнать, то может быть хуже твоим детям, твоим братьям и так далее.

В 2017 году гражданин Чеченской Республики Российской Федерации Имран Саламов обратился с ходатайством о предоставлении ему статуса беженца в Беларуси, заявляя, что в Чечне его неоднократно пытали, и что он уехал оттуда из-за опасений снова быть подвергнутым пыткам. Белорусские власти отказали Саламову и выдворили из страны, несмотря на то, что процесс высылки был приостановлен на время рассмотрения в областном суде жалобы Саламова на решение о высылке.