rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Обзор недели Россия Украина

Опубликовано • Отредактировано

Эксперт о роли Минска в примирении Украины и России

media
Петр Порошенко (слева) и Александр Лукашенко в Киеве, 21 июля 2017. REUTERS/Valentyn Ogirenko

Какие бы инициативы Минск ни предлагал — урегулировать российско-украинский кризис они не помогут, решить его могут только Киев и Москва, Беларусь же продолжит балансировать между Западом и Кремлем, хотя в этом процессе Александр Лукашенко уже достиг пределов возможного.


Эксперт о роли Минска в примирении Украины и России 04/06/2018 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Украинский политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко в интервью RFI скептически оценил очередную попытку Минска запустить новый переговорный процесс в целях региональной безопасности, который в словаре белорусских чиновников и руководителя страны носит название «Хельсинки-2». По мнению Фесенко, Александру Лукашенко все сложнее продолжать свою политику балансирования между центрами силы.

Владимир Фесенко: «Понятно, что он в последние годы максимально использовал ситуацию конфликтов, связанных с Украиной, между Западом и Россией, он попытался сыграть на этих противоречиях и предложил, может быть, единственный правильный ход — это Минск как переговорная площадка, Беларусь как формальный посредник. Плюс он пошел на некоторую, очень ограниченную, мягкую политическую либерализацию. И это дало ему шанс не то, чтобы совсем помириться с Западом, но улучшить свой имидж на Западе, перестать быть нерукоподаваемым. Конечно же, приезд на подписание вторых Минских соглашений и Меркель, и французского президента, постоянное присутствие здесь представителей ОБСЕ статус Беларуси подняли, и это дало возможность Лукашенко смягчить отношения с Западом, во многом их восстановить и уйти из-под жесткого санкционного режима. Здесь он, несомненно, выиграл. Он это понял и, мне кажется, пытается эти ростки поливать, хочет дождаться, чтобы вернуться в качестве органичного европейского лидера. Это цель максимум. Я не уверен, что это получится, потому что он слишком другой и чужой для европейской политики. Тем не менее, именно в статусе посредника, используя Минск как переговорную площадку, он хочет максимально усилить внешнеполитический статус Беларуси. Частично ему это удалось, но он уже вышел почти на максимум. Дальше будет гораздо тяжелее, и тут вот как раз риск „оказаться на растяжке“».

Владимир Фесенко напомнил, что Украина когда-то тоже довольно успешно балансировала между Европой и Россией.

Владимир Фесенко: «У нас в такой ситуации уже был Кучма в свое время, ему удавалось в принципе удерживать баланс как во внешней политике — та самая многовекторность, так и внутри страны. Эта политика тогда работала. Однако в середине 2000-х годов ситуация поменялась — и со стороны Запада, и со стороны России нам отказали в этой политике баланса и сказали: определяйтесь — или с нами, или с ними. В итоге попытка Януковича повторить такую политику привела к событиям конца 2013 — начала 2014 годов. Не скажу, что с Лукашенко что-то такое повторится, все-таки Беларусь — иная. Но вариант, когда ты будешь своим и приемлемым как для России, так и для Запада в условиях жесткого геополитического конфликта имеет свои пределы и свои ограничения. Поэтому добиться чего-то большего будет крайне сложно. Я пока скептик относительно „Хельсинки-2“. Идея красивая, но я про „Хельсински-2“ слышу с 2014 года, и пока предпосылок не видно. Максимум, что возможно, это начать диалог. Лукашенко тут может попробовать помочь — использовать Минск в качестве одной из площадок для такого диалога. Диалог возможен, но сухой остаток, результат на выходе — под большим вопросом. Пока не изменится политический климат, либо лидеры с той и другой стороны, пока не изменится ситуация внутри Украины и вокруг Украины, думаю, что ожидать какого-то прорыва, создания нового Хельсинкского соглашения, каких-то системных глобальных договоренностей — пока для этого нет оснований».

Политолог отмечает, что конфликт между Украиной и Россией международным посредничеством решить невозможно.

Владимир Фесенко: «На самом деле решение кризиса на востоке Украины зависит не от Минска. При всем желании, даже если бы Лукашенко и его советники придумали какой-то грандиозный мирный план, это вряд ли сработает, потому что непримиримые противоречия по всем ключевым вопросам, две разные, принципиально противоположные трактовки минских соглашений у России и Украины, и по миротворческой миссии тоже очень похожая ситуация — прямо противоположные подходы. Пока не изменится позиция либо у России, либо у Украины, никто из посредников тут помочь не может. Тут Германия с Францией помочь не могут, Штаты, которые активизировали свои усилия, тоже не могут помочь. Я думаю, что какие-то подвижки, какие-то изменения могут произойти после украинских выборов 2019 года, в случае, если появится новый президент, который захочет договариваться с Путиным, попробует это сделать. Это может быть Тимошенко. Победа пророссийских кандидатов — Бойко или Рабиновича — маловероятна. Но могут победить чисто прозападные кандидаты, например, Анатолий Гриценко, экс-министр обороны (при Ющенко), он очень прозападный, такой настоящий полковник, воинственный. Он понимает тоже, что от переговоров нельзя отказываться, но он будет более жестким переговорщиком и более прямолинейным, чем Порошенко. А вот Тимошенко может попытаться договориться. В принципе, есть шанс выйти на прекращение военных действий. Но у нее тоже будут свои красные флажки, свои ограничения. В Украине значительная часть политических сил и часть общества, около трети, категорически не приемлет любые компромиссы с Россией».

Беларуси останется, как считает Владимир Фесенко, роль гостеприимного хозяина, «которого будут ценить и уважать за предоставленное место для переговоров, но этот хозяин не будет иметь никакого влияния на сами переговоры». В каких-то случаях, учитывая союзнические отношения Минска и Москвы, Кремль будет использовать посредника в своих целях.

Владимир Фесенко: «Я не думаю, что Россия предпримет какие-то резкие движения по отношению к Беларуси. Хотя потенциально никто сейчас не может быть уверен, какие-то риски существуют. Роль переговорщика и посредника создает некоторые риски для Лукашенко, потому что будет усиливать определенное недоверие к нему. Любые встречи Лукашенко без россиян с кем-то из западных руководителей или какие-то движения в сторону Запада могут вызывать недоверие в Москве. Нейтралитета (Беларуси) на самом деле нет. Эта игра в многовекторность, игра в роль посредника — это банальная прагматичная политика, она понятна. Я думаю, что в России это тоже видят, понимают и где-то закрывают глаза, а где-то одергивают или при необходимости приструнивают через материальные или символические жесты и ставят как бы его на место. Поэтому, скорее всего, они будут относиться с некоторым пониманием, может быть, иногда даже будут использовать его (в качестве хозяина переговорной площадки), какие-то вещи запуская не через себя, а через Лукашенко. То есть он может выступать в роли некоего гонца или посредника со стороны России».

Что касается текущих отношений Минска и Киева, то, по мнению Фесенко, «мы можем говорить о прагматичном союзе, причем на уровне иногда циничного прагматизма».

Владимир Фесенко: «Скорее, это что-то среднее между нормальными добрососедскими отношениями и прагматичными отношениями, ограниченными прежде всего сферой экономических отношений — здесь есть взаимный интерес, и в принципе благодаря хорошим личным отношениям двух президентов удалось обеспечить позитивную экономическую динамику. Конечно же, Украина заинтересована в том, чтобы с Севера не было угроз, не было каких-то военных провокаций и, не дай бог, какой-то атаки российских войск — этот вариант маловероятен, но о нем всегда помнят. Это — ограниченное партнерство. Не стратегическое, не партнерство, где есть общие ценности, это прагматичный расчет плюс хорошие личные отношения, которые установились между двумя президентами. И вот вопрос: когда уйдет Порошенко — кто придет, как будет выстраивать отношения, удастся ли сохранить эти отношения? Это просто, может быть, будут другие отношения, но заинтересованность в том, чтобы это были активные партнерские отношения, будет наверняка».

Главной проблемой между Киевом и Минском в настоящий момент Владимир Фесенко называет шпионские скандалы, которые появились, по его мнению, «не без некоторого содействия российских спецслужб». Возможно, в ближайшее время эта проблема будет устранена — 30 мая в интервью российскому агентству ТАСС председатель КГБ Беларуси Валерий Вакульчик заявил, что «не исключает в будущем обмен между Беларусью и Украиной гражданами, обвиняемыми в шпионаже».