rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Евросоюз Экономика Россия Нефть и газ 2017

Опубликовано • Отредактировано

Беларусь-2017: год «тунеядцев», отмены виз и диалога с Западом

media
Президент Беларуси Александр Лукашенко в Минске 30 ноября 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

Падение белорусской экономики остановилось, формально диалог с Европой выглядит очень хорошо, иностранцы могут без визы побыть в Беларуси целых 5 суток, новых политзаключенных в стране не появилось, хотя кандидаты были — и не один десяток.


Белорусские эксперты по просьбе RFI определили главные тенденции развития страны в уходящем году.

Итоги 2017 года для Беларуси 25/12/2017 - Григорий Сапежинский (Минск) Слушать

Безусловно, для внешнего имиджа Беларуси большим плюсом стало введение 12 февраля 2017 года пятидневного безвизового режима — страну посетили почти 80 тысяч иностранных туристов. Такое количество, конечно, еще не приносит ощутимого экономического эффекта — в соседнюю Литву только за полгода приехало почти 700 тысяч иностранцев, но белорусские власти обещают увеличить безвизовый режим до 10 суток в 2018 году.

Если говорить о внешней политике Беларуси, то, как отмечает директор по исследованиям дискуссионно-аналитического сообщества «Либеральный клуб» Евгений Прейгерман, 2017-й продолжал политику Минска последних трех лет, официально именуемую «устойчивый диалог в Западом». В 2016 году Евросоюз снял санкции с Беларуси, в этом году в Минске прошла летняя сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

Евгений Прейгерман: «Это совершенно осознанные и устойчивые планомерные попытки реально диверсифицировать внешнюю политику, которые связаны с пониманием того, что на фоне региональной разбалансировки и растущего напряжения между Россией и Западом единственная возможность для Беларуси чувствовать себя более устойчиво — это максимально развивать этот, ранее совершенно неразвитый, западный вектор. Делать это достаточно сложно, особенно после всех тех лет фактически изоляции, взаимной изоляции, самоизоляции — здесь можно говорить по-разному. Но поставив себе задачу выровнять эти отношения, естественно, нужно и продолжительное время, и серьезные усилия, при этом многие проблемы сохраняются, например, отсутствие доверия. Поэтому процесс идет достаточно медленно. В любом случае мы видим его продолжение, мы видим, что это очень осознанная политика со стороны Минска. В этом отношении, конечно, было очень важным председательство Беларуси в Центрально-Европейской инициативе (ЦЕИ), несмотря на то, что эта организация не очень многими заметна. У нее есть — по крайней мере, до недавнего времени уж точно были — проблемы с идентичностью, но здесь важно, что для Беларуси это был первый опыт председательства в международной организации за рамками постсоветского пространства. Помимо всего прочего, это еще и школа диверсифицированной внешней политики, а также возможность дополнительно через каналы ЦЕИ выстраивать какие-то отношения — по крайней мере, индивидуальные — со странами Европейского союза».

Александр Лукашенко и Владимир Путин на саммите ОДКБ в Минске 30 ноября 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

Эксперт напоминает, что первая половина 2017 года прошла под знаком очередного обострения отношений с Москвой — стороны не могли договориться о цене российской нефти и газа для союзной Беларуси.

Евгений Прейгерман: «Сейчас, в конце года, мы наблюдаем, что нити напряжения немножко ослабли, и вроде бы общая атмосфера спокойная, но многие вопросы, которые привели к этому напряжению, остаются неразрешенными, в том числе в рамках Евразийского экономического союза. Это традиционная проблема того, что декларируется движение в сторону равных правил, в том числе в рамках энергетического сегмента, но они не реализовываются. Конечно, это создает почву для многочисленных споров на уровне коммерческих субъектов, которые с учетом специфики белорусско-российских отношений очень быстро перерастают в политические проблемы. Поэтому здесь, наверное, пока ничего не говорит о том, что очередные политические договоренности снимают возникновение этих проблем в перспективе».

Аналитик варшавского Центра политического анализа и прогноза Павел Усов отмечает, что год начинался «без каких-либо ожиданий критических событий», но события не заставили себя ждать после попытки применения печально известного декрета № 3, предусматривавшего «налог на тунеядцев».

Павел Усов: «Никто не ожидал, что 2017 год будет настолько насыщенный и настолько неожиданный на различные повороты и события, прежде всего во внутренней политике. Вообще этот год можно назвать годом «тунеядца» — по причине того, что заработал декрет № 3, который стал очень серьезным раздражающим фактором для довольно-таки большого числа населения, что показало, насколько глубоким является социально-экономический кризис в стране. Именно протесты «тунеядцев» показали, что эти политические процессы выходят за рамки чисто политических и идеологических баталий. То есть речь уже не идет о наличии какой-то конфронтации между властями и оппозицией, а только нарастает противоречие между властью и обществом в целом. Еще проблема в том, что эта социальная нестабильность происходит в период жесткого наката со стороны России, которая, конечно же, может в любой момент использовать внутренние противоречия и нестабильность для своих интересов».

Октябрьская площадь Минска 15 декабря 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

В результате реакции властей на весенние протесты по всей стране Беларусь едва не получила пару десятков новых политзаключенных — дело «Белого легиона», не существующего уже 15 лет, было закрыто только осенью этого года.

Павел Усов: «Итогом волны протестов стало „дело патриотов”. Снова власти, как водится, пошли по иррациональному пути, и вместо того, чтобы решать проблемы, они решили выдумать какой-то мифический заговор, во главе которого стоит „Белый легион”. Конечно же, с самого начала было ясно, что „дело патриотов” — это фикция, власти использовали наработанную в 2006-м, 2010-м годах схему по поиску внешних и внутренних врагов».

Политолог Алесь Логвинец говорит о том, что природа белорусского режима не меняется.

Алесь Логвинец: «Беларусь внутри страны продолжала прежний курс, декларировала несколько раз, что вот-вот наступит либерализация в экономике, которая пока еще не наступила и вряд ли она сможет наступить. Наступила, возможно, определенная стабилизация экономического падения (по данным Всемирного банка, белорусский ВВП после двух лет падения в этом году покажет рост в 2% — RFI), по этой причине власти смогли даже сказать, что они не нуждаются в кредите от Международного валютного фонда. В том, что касается общественно-политического сектора, пока мы видим только какие-то обещания диалога, либерализации, ну и власти пробуют играть в разных областях, все время как бы обещая послабления. Но природа режима никаким образом не поменялась, и сложно ожидать, что у нас будут какие-то реформы сверху в политической сфере».

Оппозиция, по мнению эксперта, усилиями властей продолжает маргинализироваться.

Алесь Логвинец: «Как и любая оппозиция, политические группы попробовали воспользоваться этим протестом (против декрета о «тунеядцах»). Я не думаю, что после того, как протест завершился, ряды оппозиционных организаций существенно выросли. В любом случае, произошло полностью натуральное объединение усилий как демократического актива, так и людей, недовольных декретом № 3. А дальше, в принципе, после нового витка репрессий все вернулось в прежнюю волну. То есть власть старается максимально маргинализировать разные общественно-политические инициативы, и в то же время она пробует — это может быть что-то новое — создать большее количество своих каких-то провластных организаций либо ГОНГО (государством организованные негосударственные организации — RFI) для того, чтобы пользоваться ими при получении средств из Европейского союза».

Белорусский Парк высоких технологий 11 декабря 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

Под занавес года глава государства принял два декрета, призванные ускорить белорусскую экономику. Первый, по задумке властей, должен раскрепостить деловую инициативу, второй — вывести Беларусь в мировые IT-лидеры. Помимо снижения налогов для резидентов Парка высоких технологий (белорусский вариант калифорнийской Кремниевой долины), введения институтов английского права, упрощения найма иностранных граждан, Беларусь должна стать первой страной, признающей и регулирующей расчеты в криптовалютах.