rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Молдова Обзор недели

Опубликовано • Отредактировано

Венские переговоры: о чем договорились Кишинев и Тирасполь

media
Премьер-министр Молдовы Павел Филип на саммите «Восточного партнерства», 24 ноября 2017. REUTERS/Christian Hartmann

В Вене 28 ноября завершился первый за последние полтора года раунд международных переговоров по приднестровскому урегулированию в формате «5+2». Под занавес двухлетнего австрийского председательства в ОБСЕ стороны «согласовали больше вопросов, чем мы надеялись», — признался на итоговом брифинге спецпредставитель ОБСЕ по вопросу приднестровского урегулирования Вольф Дитрих Хайм.


Венские переговоры: о чем договорились Кишинев и Тирасполь 28/11/2017 - Мария Левченко (Кишинев) Слушать

«Последние достижения в переговорах между Кишиневом и Тирасполем важны как для Молдовы, так и Черноморского региона в целом», — заявил накануне, 27 ноября, глава МИДа Австрии Себастьян Курц.

«После решения об открытии моста через Днестр и его быстрой реализации мы видим значительный прогресс в переговорах впервые более чем за десятилетие», — заявил Курц.

Согласно протоколу переговоров в формате «5+2», Кишинев и Тирасполь решили вопросы телекоммуникаций и электросвязи, работы молдавских школ в Приднестровье с обучением на основе латинской графики, использования сельхозугодий жителей правого берега Днестра в Дубоссарском районе, а также документов об образовании, выдаваемых в Приднестровье.

Политический представитель Тирасполя на переговорах Виталий Игнатьев заявил на итоговом брифинге, что достигнутые договоренности могут привести к решению и других существующих вопросов.

Виталий Игнатьев:  «Я считаю, что к концу австрийского председательства мы приходим с достаточно осязаемыми положительными результатами. Эти результаты основаны на усилии как всех участников переговорного процесса, так и на желании наших партнеров находить дальнейшие возможности для поддержания хорошего диалога, нацеленного исключительно на результат. Я рассматриваю протокольное решение, которое было подписано по итогам текущего заседания, как хороший, практический документ, имеющий очень важное значение для решения дальнейших проблем».

Политический представитель Кишинева Георгий Балан, со своей стороны, подчеркнул, что достигнутые договоренности — результат работы молдавского кабинета министров, видимо, отмечая, что молдавский президент здесь ни при чем.

Георгий Балан: «Предпринятыми молдавскими властями усилиями, усилиями премьер-министра Павла Филипа, через существующие площадки для диалога стало возможно достижение этих результатов. Спустя несколько лет стагнации в процессе урегулирования мы смогли найти жизнеспособные решения острых вопросов, с которыми сталкивались люди с обоих берегов Днестра».

Резкую оттепель в отношениях Кишинева и Тирасполя российское издание «Коммерсантъ» называет «олигархической дипломатией». Хотя упомянутые соглашения и решения благословляли дипломаты, а работали над ними чиновники от Кишинева и Тирасполя, прорыв, как пишет издание, был бы невозможен без участия игроков, которые предпочитают не афишировать вовлеченность в переговорный процесс.

«Речь идет о лидере правящей в Молдове Демпартии олигархе Владе Плахотнюке, который позиционирует себя как прозападный политик, и владельце крупнейшего приднестровского холдинга „Шериф“ Викторе Гушане», — уточняет «Коммерсантъ».

Ссылаясь на свои источники, издание пишет, что «Плахотнюк и Гушан, по сути, создали новый — теневой — переговорный формат, в рамках которого и решаются вопросы взаимоотношений Кишинева и Тирасполя».

Молдавский эксперт по приднестровскому урегулированию, глава Института стратегических инициатив Владислав Кульминский объяснил, в чем заключается интерес Плахотнюка в сближении с Тирасполем.

Владислав Кульминский:  «Есть два объяснения этим вещам. ДПМ показывает всему миру, с кем в Молдове нужно разговаривать, с кем здесь нужно иметь дело, кто здесь решает те или иные вопросы. Не секрет, что европейцы и американцы молдавскому правительству каждый день говорят — да решите вы хоть что-нибудь по этому конфликту, потому что мы сейчас не ведем речь о политическом урегулировании, о статусе, но о простых вещах. Не секрет, что сейчас с Западом очень плохие отношения, они находятся на грани того, чтобы не дать финансирование правительству Молдовы. Так вот этот прогресс по приднестровскому урегулированию призван показать европейцам и американцам, что мы действительно движемся, что мы не стоим на месте и предпринимаем определенные шаги».

Неразрешенным остается вопрос, связанный с регистрацией приднестровских автомобилей и номерных знаков — механизм должен быть согласован до конца февраля 2018 года. Также открытым остается вопрос уголовных дел, заведенных в Кишиневе и Тирасполе на чиновников с обоих берегов Днестра.

Молдова в «Восточном партнерстве»

В Брюсселе в пятницу, 24 декабря, прошел 5-й саммит стран «Восточного партнерства». В его итоговой декларации нет ни слова о европейской перспективе Молдовы, перспективе вступления в ЕС. На встрече с журналистами европейский комиссар по политике расширения и соседства Евросоюза Йоханнес Хан заявил, что «пока нереально говорить о членстве в Евросоюзе кого-то из стран „Восточного партнерства“».

«Среди стран-членов „Восточного партнерства“ только Украина, Грузия и Молдова сейчас четко выражают свое стремление к европейской интеграции. Однако спекулировать сейчас относительно членства этих стран в ЕС не время. Сегодня речь идет о фокусировке на домашней работе, на внедрении Соглашений об ассоциации», — заявил Хан.

Политический аналитик института развития IDIS Viitorul Вячеслав Бербека в комментарии для RFI назвал прошений саммит «ординарным».

Вячеслав Бербека:  «Саммит „Восточного партнерства“, который прошел в Брюсселе, был ординарным. Он еще раз показал, что ЕС и в дальнейшем будет помогать странам „Восточного партнерства“ в проведении реформ. Этот саммит показал: ребята, у вас есть домашняя работа, вы ее делаете. После этого можно обсуждать другие вопросы, но пока что мы на той стадии, что должны внедрить договор об ассоциации, потом, возможно, можно будет добиться чего-то еще».

По словам Бербеки, теперь задача Молдовы — вернуть утраченное доверие своих европейских партнеров.

Вячеслав Бербека:  «Мы все хорошо помним, что Республика Молдова была „историей успеха“ Евросоюза. У нас была очень хорошая репутация. После этого отношение к нам изменилось, потому что мы создали такие проблемы, как пропавший миллиард и внутриполитические проблемы. Теперь очень сложно добиться от ЕС такого же доверия, как у нас когда-то было. Пока это сделано не будет, сложно будет ожидать от ЕС, что он признает европейскую перспективу Республики Молдова».

В самой Молдове минувший саммит стал еще одним поводом для обмена колкими репликами на уровне власти. Президент Игорь Додон заявил, что разочарование европейцев Кишиневом давно стало хроническим, а шансы Молдовы на вступление в ЕС в ближайшие десятилетия практически равны нулю. Игорь Додон считает, что правящая партия все еще продвигает «геополитику иллюзий».

Премьер-министр Павел Филип в ответ призвал президента прекратить очернять свою страну. По его словам, «господин Додон в последнее время больше находился в России, и вполне вероятно, что саммит „Восточного партнерства“ для него показался совершенно другим».