rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Молдова Обзор недели

Опубликовано • Отредактировано

«Как в Европе»: почему ЛГБТ-прайд в Кишиневе стал праздником гордости

media
REUTERS/Gleb Garanich

В Кишиневе прошел недельный ЛГБТ-фестиваль, который завершился маршем солидарности. По оценке организаторов, он был самым мирным маршем ЛГБТ-активистов и их сторонников. С цветами в руках и в тишине участники марша прошли пять кварталов в центре Кишинева. Когда колонна православных христиан преградила путь демонстрантам, их эвакуировала полиция.


«Как в Европе»: почему гей-прайд в Кишиневе стал праздником гордости 23/05/2017 - Мария Левченко (Кишинев) Слушать

В интервью RFI исполнительный директор центра информации «ГендерДок-М», активистка за права ЛГБТ Анастасия Данилова рассказала, чем нынешний марш отличается от четырех предыдущих, как меняется молдавское общество и почему в этом году кампания в поддержку прав ЛГБТ-людей прошла под лозунгом «Я ничего не имею против тебя, но…».

RFI: Прежде всего расскажите, как обычно проходит вечер перед маршем? О чем вы думаете накануне?

Анастасия Данилова: Это всегда вечер, полный переживаний и настроя на то, что нужно выйти, нужно перебороть все свои страхи и быть уверенной в том, что все будет хорошо. Переживания всегда связаны с тем, что может возникнуть какая-то агрессия, что полиция может не выдержать. Этот марш отличался тем, что он был самым мирным, и в этом его огромная ценность. В прошлом году по двум сторонам колонны участников шли две линии полицейских, и было ощущение, что ты в каком-то замкнутом пространстве и не видишь, что творится за полицейскими. Это очень напряженное ощущение. С другой стороны, марш — это всегда радость, это всегда праздник, ощущение гордости, поэтому и «pride», потому что ты идешь с гордостью. С гордостью за себя, за то, что ты можешь это сделать.

Вы были в первом ряду марша и прошли пять кварталов. Что вы чувствовали именно в этом году?

В первом ряду всегда идти очень ответственно, потому что мы задаем тон всему маршу. Мы шли и улыбались, несли в руках цветы. Когда ты идешь в первом ряду, ты не видишь, а чувствуешь, какая за тобой сила и как много за тобой людей. Я не могла увидеть всех, но понимала, что за моей спиной очень много людей, которые идут радостно, и это очень особенное чувство. Это был очень мирный марш, и он был очень радостным. Наверное, ни в одном марше в Молдове я не чувствовала себя так. Наконец-то я смогла почувствовать себя так, как я чувствовала на ЛГБТ-прайдах в Европе.

Это значит, что молдавское общество меняется?

Конечно. Во-первых, все больше людей присоединяются к маршу — это уже говорит о том, что общество меняется. Люди начинают понимать, что невозможно делить права человека, что равенство — это что-то очень естественное, и я очень надеюсь, что равенство станет традиционной ценностью в Молдове. Когда люди отвечают на вопросы «как вы относитесь к ЛГБТ-маршам», все больше и больше позитивных или нейтральных ответов, что прекрасно, потому что мы никогда не боролись за вселенскую любовь, нам не нужно, чтобы нас любили, нам просто нужно, чтобы нам дали прожить свою жизнь так, как мы ее хотим прожить.

Скажите, а зачем вообще нужны такие марши?

Для меня всегда такой ответ: марши нужны до тех пор, пока возникает вопрос, зачем нужны марши, потому что марш прежде всего — это право. Мы же не задаем этот вопрос, когда говорим о других правах: зачем нам нужно право на работу, право на голосование, право на жизнь… Все права равны.

Марш солидарности этого года что-то изменил для определенных людей?

Марш — это всегда возможность для ЛГБТ-людей преодолеть, принять и полюбить себя. В этом году в марше были люди, которые сделали это впервые, и для них это огромный шаг вперед, это признание себе в том, что с ними все в порядке, что они равноправные граждане и пользуются своим правом на марш.

В этом году ЛГБТ-фестиваль прошел под девизом «я ничего не имею против тебя, но…». Что это значит?

Мы хотели этим сказать, что очень часто люди говорят «я ничего не имею против», считая, что они «гейфрендли». Однако после «но» идут гомофобные высказывания. Мы хотели показать, насколько это абсурдно, потому что эта фраза может быть использована против любого человека. Мы хотели показать, что эти фразы даже более опасны, чем открытая агрессия.

***

Как именно в реальной жизни люди используют фразу «я ничего не имею против тебя, но…», на пресс-конференции в Кишиневе рассказал один из активистов за права ЛГБТ Артем Завадовский.

Артем Завадовский:  «„Послушай, я ничего не имею против тебя, но не надо выставляться, зачем это все? Это же неправильно. Если хочешь делать что делаешь, хочешь быть кем хочешь, сиди дома, за задернутой занавеской, чтобы никто не слышал и не видел“. „Слушай, а ты гей?“ — спросил меня недавно сосед, который живет одним этажом выше. „С какой целью интересуетесь?“ — ответил я и понял, что даже дома я не могу быть тем, кем являюсь, я не могу чувствовать себя свободно, я не могу делать, что хочу, и мне все время нужно думать о том, что соседи слушают».

Остается добавить, что президент страны Игорь Додон высказался категорически против любых акций ЛГБТ. «Я категорически против маршей сексуальных меньшинств и их регистрации в Республике Молдова. Я осуждаю эти мероприятия и сожалею, что некоторые представители действующей власти и некоторые посольства поддерживают их», — написал 19 мая президент на своей странице в Facebook. Он также добавил: «Я не обещал быть президентом геев. Они упустили шанс избрать своего президента».