rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Чернобыль Общество Манифестация

Опубликовано • Отредактировано

Почему в Беларуси спала протестная активность

media
На акции «Чернобыльский шлях» выдвигаются и политические требования – в этом году группа активистов требовала освобождения задержанных по так называемому «делу патриотов». RFI

Традиционный «Чернобыльский шлях» в Минске собрал всего лишь 600 человек. После волны протестных акций февраля и марта такое количество участников эксперты и политики объясняют успешным противодействием властей, сезонным затишьем, плохой погодой и просто стечением обстоятельств.


Почему в Беларуси спала протестная активность 27/04/2017 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

«Чернобыльский шлях» белорусская оппозиция проводит с 1989 года. На пике политической борьбы в 90-х годах акция собирала до 50 тыс. человек, в последние годы количество участников едва набирало тысячу человек. В этом году — после волны акций против так называемого «налога на тунеядство» и обнищания народа — предполагалось, что традиционная акция оппозиции, несмотря на жесткий разгон Дня Воли 25 марта, соберет большее, чем обычно, количество недовольных социально-экономической политикой белорусских властей. Все же «Чернобыльский шлях» никогда не был исключительно мемориальной акцией, тем более в Островце на границе с Литвой сейчас строится первая Белорусская атомная станция, причем с официально подтвержденными инцидентами во время работ.

Однако к вечеру 26 апреля у кинотеатра «Октябрь» собралась лишь пара сотен человек, в санкционированном шествии к Чернобыльской часовне участвовало примерно 600 граждан. Заместитель председателя Объединенной гражданской партии Николай Козлов в интервью RFI напоминает о репрессиях властей, долгих выходных накануне акции и плохой погоде.

Николай Козлов:  «На мой взгляд, тут много факторов. Во-первых, людей отчасти напугали те задержания, техника, то количество ОМОНа и спецназа, которое было на День Воли. Свою роль сыграло и то, что власть сначала издевательски отменила и место, и время. Все это тоже внесло сумятицу, много людей — я уверен, и мы это увидим в соцсетях — просто не знают, что сегодня в 18 часов было все-таки разрешено. Ну и погода немалую роль сыграла. Однако я полагаю, что такое затишье обязательно сменится активностью, потому что ведь в ближайшем будущем экономическая ситуация не изменится — у людей как не было денег, так и нет, они как были бесправными, так и остаются бесправными. И когда первый шок после 25-го (марта) пройдет и люди опять заглянут себе в холодильники, кошельки, осмотрятся вокруг, мне кажется, ярость вернется».