rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Обзор недели СМИ КГБ

Опубликовано • Отредактировано

Выпущенный из тюрьмы КГБ белорусский журналист Алесин рассказал о «подставе»

media
Лауреаты национальной премии белорусских правозащитников Guennady Charipkine/RFI

Военного обозревателя еженедельника «Белорусы и рынок» отпустили под подписку о невыезде 10 декабря — в Международный День прав человека. Обвинение смягчили, но следствие продолжается.


Выпущенный из тюрьмы КГБ журналист Алесин настаивает: его подставили 15/12/2014 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Александра Алесина задержали 25 ноября, но широкая общественность узнала об этом только в начале декабря. Комитет государственной безопасности хранил молчание, только родственники известного и авторитетного журналиста сообщили о том, что Алесину предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса — 356 (измена государству) и 356-1 (установление сотрудничества со специальной службой органов безопасности или разведывательным органом иностранного государства).

Алесин был арестован во время обеда с неким иностранным дипломатом в кафе в центре Минска. Свою обеспокоенность и требование сообщить о судьбе Алесина высказал ряд правозащитных организаций, в том числе Белорусская ассоциация журналистов, правозащитный центр «Вясна» и «Репортеры без границ».

Сейчас Александр Алесин обвиняется только в сотрудничестве с иностранными спецслужбами. Журналист рассказал RFI, что в дни после освобождения занимался в основном тем, что приводил в порядок свое здоровье.

Александр Алесин: Я не могу многого рассказать — подписка о неразглашении, следственные действия еще продолжаются — это всего лишь подписка о невыезде. Стрессы, поэтому давление пошло вверх, головные боли от давления. Вот такая обычная вещь. Сейчас медикаменты, пролечился немножно, ну и сейчас психологическая устойчивость есть, некий покой такой в кругу домочадцев, поэтому чувствую себя значительно лучше.

Алесин подчеркивает, что свои аналитические статьи и экспертные оценки готовил исключительно на открытой информации.

Александр Алесин: Я не изменял своему правилу, и материалы все мои основаны только на публичных источниках, материалов для служебного пользования, секретных и совершенно секретных я не использовал в своих публикациях. Я придерживаюсь своего правила — только открытые источники.

Сразу после освобождения Алесин употребил слово «подстава», говоря о своем аресте. Хотя он публично не подтверждает, но и не опровергает факт встречи с представителем иностранной дипмиссии, естественно, не называя государственную принадлежность посольства.

Александр Алесин: Меня мои близкие критиковали за слово «подстава». Но я считаю, что беду на меня навлекли люди, с которыми я контактировал в процессе реализации своих журналистских обязанностей, скажем так. Для меня это был очень большой стресс, от которого я до сих пор еще не могу полностью отделаться, это надо будет думать, анализировать как-то. Но одно могу сказать, я очень благодарен тем, кто говорил добрые слова, кто выступил в мою защиту, кто не сомневался в моей репутации. И особенно я благодарю редакцию моей газеты и главного редактора (Вячеслав Ходосовский - RFI), которые неброскими, но очень эффективными шагами помогли мне оказаться на свободе.

Александр Алесин не высказывает публичных претензий к условиям содержания в тюрьме Комитета госбезопасности. В то же время, как свидетельствует отчет правозащитников по результатам мониторинга мест принудительного содержания, в Беларуси по-прежнему практикуются незаконные приемы в отношениях «заключенные-власть».

Мониторинг, по словам юриста Павла Сапелко, проводился на протяжении 2013—2014 годов правозащитным центром «Вясна» на основе анализа законодательства, изучения других открытых источников, а также опроса заключенных, в том числе бывших.

Павел Сапелко: По результатам мониторинга пришли к выводу о том, что в местах несвободы в Беларуси применяются пытки, а также жестокое и бесчеловечное, унижающее обращение. Случаи такого обращения не расследуются объективной и независимой инстанцией. Помимо колоний и тюрем, в Беларуси существует ряд учреждений, содержание в которых может быть приравнено к лишению свободы. Как исправительные учреждения, так и другие места несвободы подлежат выводу из системы Министерства внутренних дел. Сделали мы вывод также о том, что общественный контроль за местами несвободы в Беларуси практически отсутствует. Точнее, отсутствуют возможности — законодательные и де-факто — для такого контроля. Существует — на практике и в законодательстве — дискриминация заключенных в трудовой и социальной сфере.

Общественный контроль, как отмечает заместитель председателя «Вясны» Валентин Стефанович, мог бы проводиться институтом уполномоченного по правам человека. Но власти, хотя и говорят уже несколько лет о создании такого института, на деле не предпринимают ничего для его появления. Поэтому, подчеркивает Сапелко, остается только предавать факты нарушения прав заключенных огласке и требовать от властей реакции на эту огласку.

Павел Сапелко: Да, правозащитники ограничены в своих правах, в своих методах. Мы не можем сами, самостоятельно изменить что-то в системе этих закрытых учреждений. Но, по крайней мере, чем мы можем улучшать положение заключенных? Мы можем предавать огласке эти факты и мы можем требовать, предлагать государству принять определенные меры, которые бы исключили эти нарушения. В частности, законодателю и уполномоченным государственным органам предлагается принимать меры по исключению пыток и жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения в местах несвободы; по каждому случаю проводить своевременную и объективную проверку и привлекать виновных к уголовной ответсвенности; обеспечить права заключенных на получение юридической помощи; ликвидировать институт лечебно-трудовых профилакториев; принять меры по предотвращению дискриминации заключенных в сфере труда; последовательно улучшать до приемлемого уровня условия содержания заключенных колоний и тюрем; создать условия для существования общественного контроля за местами несвободы.

В День прав человека в Минске были также названы лауреаты национальной премии белорусских правозащитников.

Правозащитником года признана руководитель Центра правовой трансформации Lawtrend Елена Тонкачева, адвокатом — Людмила Козак, победителями в области журналистики — Елена Панкратова (автор цикла передач «Свобода в тюрьмах») и сайт закрытого властями правозащитного центра «Вясна».

Напомним, белорусские власти приняли решение о высылке Елены Тонкачевой, российской гражданки, проживающей с конца 80-х годов в Беларуси, за пределы страны на 3 года. Причина удивительная — за несколько случаев незначительного превышения скорости автомобиля под управлением Тонкачевой.

28 ноября Первомайский РУВД Минска продлил на 30 дней регистрацию на временное пребывание в Беларуси Тонкачевой, так как правозащитница обжалует решение РУВД о высылке ее из страны в ГУВД Мингорисполкома.

Коллеги-правозащитники и представители гражданского общества расценивают действия властей как непропорциональный и политически мотивированный ответ на активную профессиональную деятельность правозащитницы.