rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Культура

Опубликовано • Отредактировано

Кинособытие: Два следака в поисках любви и правды

media
Александр Робак в роли следователя Градова в сериале «Шторм» kinopoisk.ru

Борис Хлебников и Наталия Мещанинова сделали сериал «Шторм» для просмотра онлайн. Оторваться невозможно.


В интернет-кинотеатре start.ru завершились премьерные показы сериала «Шторм». Теперь его можно посмотреть онлайн целиком — до этого почти два месяца восемь серий, каждая длиной примерно час, выходили, дразня зрителей, с интервалами — только по четвергам.

Создатели «Шторма», название которого для меня загадка, — режиссер из содружества лучших Борис Хлебников и режиссер-сценарист Наталия Мещанинова. Она поставила такие знаменитые в критической и киноманской среде фильмы, как «Комбинат „Надежда“» и «Сердце мира». С Хлебниковым сотрудничает именно как сценарист: совместное творчество началось с «Аритмии» 2017 года — одной из лучших отечественных и европейских картин последних лет. И активно развивается: в начале 2020-го они затевают новый кинопроект.

Но про онлайн. Хотя сериалы для интернета стали производить и в России, большинство публики о них не подозревает. Сам Хлебников говорил, что они очень перспективны. Дают простор для творчества без оглядки на цензуру и нормативы (которые очень сильны на телеканалах, особенно государственных). Но смотрят их все равно не очень.

Ситуация должна измениться, но пока даже владельцы онлайн-платформ не вполне понимают, как эти сериалы монетизировать (модное сейчас в России выражение). То есть сделать так, чтобы они приносили прибыль. Кто первым это поймет, тот, по мнению Хлебникова, завоюет рынок.

«Шторм», судя по сарафанному радио, смотрели лучше прежних онлайн-сериалов. Ведь его показали на главном фестивале отечественных фильмов «Кинотавр» — «Шторм» стал первым сериалом, который туда допустили. Но ситуация радикально не изменилась. Так что любое упоминание о «Шторме», в том числе этот мой комментарий, может оказаться для кого-то элементарно информативным.

Сериал Хлебникова и Мещаниновой — история любви, неразрывно связанная с детективным расследованием, по ходу которого произойдет множество убийств. На открытии Дворца искусств, который возводила фирма миллионера Крюкова, претендующего на пост мэра, под тяжестью снега обрушивается крыша. Погибают двадцать три человека, включая девятерых детей. В прессе писали, что сюжет отталкивается от кошмарного пожара в торговом центе в Кемерове. Создатели сериала это отрицают.

Но как же быстро мы все забываем! В феврале 2004-го в Москве — тоже под тяжестью снега — обвалился купол «Трансвааль-парка», переполненного любителями водных развлечений. Тогда лишились жизни 28 человек, из них восемь — дети. Но наши нынешние журналисты мало того, что ничего не знают — они словно бы вчера с Луны свалились.

У влиятельного Градова, следака (еще одно новомодное жаргонное словечко), возглавляющего антикоррупционный отдел Следственного комитета, возникает подозрение, что катастрофа произошла из-за масштабного воровства. И что повинен в ней Крюков. А осуждают стрелочников: главного инженера проекта, а также зама Крюкова, который вообще подставное тело для прикрытия спины босса (в фильме выражаются жестче).

Им обоим и после осуждения платят гигантские деньги. С липовым замом изначально договорились, что в случае чего под суд пойдет именно он. Градов умудряется добиться ареста грозного Крюкова, вопреки противодействию явно купленным суду и прокуратуре.

Но тут выясняется, что гражданской жене Градова, у которой обнаруживают гепатит C, срочно требуется пересадка печени — непредставимо дорогостоящая операция в Германии. А чтобы ее сделать без очереди, поскольку болезнь запущена и времени нет, надо еще хорошо дать на лапу посреднику — коррумпированному главврачу в России.

И тогда Градов начинает любыми, даже дрянными способами собирать компромат на Крюкова. Но не для суда, а чтобы раскрутить того на миллионную взятку. Не в рублях. Взятка в итоге вырастает еще в большую.

Это начинает подозревать его верный друг, коллега, возглавляющий параллельный отдел Следственного комитета Осокин. Я не выдаю ничего лишнего. Это все лишь завязка сериала, его первая серия. А всего их, напомню, восемь. Сериал — насыщенный, и события перескакивают с одного на другое, передавая эстафету от одних персонажей другим.

Выяснится, что Градов не отказался от расследования. Может, и взятки не было — она лишь уловка, чтобы вывести на авансцену реального закулисного махинатора и вора, олигарха, который стоит за спиной Крюкова и вообще не фигурирует в деле. Тогда, правда, неясно, откуда Крюков добыл деньги на операцию жены.

Но факт есть факт: два следака ведут расследования. Один — преступлений. Второй — действий первого следака.

Этот второй кажется истинно честным, хотя нельзя не заметить, что, например, к женщинам, он относится потребительски. Но откуда у честного квартира с роскошной дизайнерской отделкой? И откуда такие деньги? Когда он узнает, что Градову нужны средства на операцию, он готов дать ему взаймы триста тысяч евро. Этих денег недостаточно, но ни фига себе сбережения!

Деталь, однако, важна для «Шторма». Все персонажи, кроме пары-тройки безусловно плохих, в какой-то момент проявляют свою неоднозначность.

Хлебников говорит в интервью, что в России невозможен честный фильм о хороших ментах, поскольку в их существование никто нормальный не верит. Правда, уточняет, что следаки не вполне менты. Даже продажный следак способен ощутить драйв и сделать все для того, чтобы посадить преступника.

При этом Хлебников, критикующий в интервью нашу политическую действительность, всегда противился тому, чтобы его фильмы воспринимали как социальные. Его удивило, что многие написали о «Шторме», будто он о коррупции. Для Хлебникова он о любви — но в его доказательства погружаться не стану, поскольку тут неизбежна трактовка персонажа Градова, а это уже будет спойлер.

Во всяком случае, Борис, надеюсь, не станет возражать, что его фильмы — о нашей современной жизни. То же «Свободное плавание» и тем более «Долгая счастливая жизнь», где в финале фермер-идеалист, приехавший из города и разоренный коррупционерами, попросту их расстреливает.

Но раз он так хочет, забудем о социальной остроте «Шторма» и оценим то, как сериал сделан: что интересного в режиссерских приемах.

Кадр из сериала «Шторм» kinopoisk.ru

Прежде всего скажем про актеров. Каждый персонаж — неповторимый характер. Упомяну главную четверку. Градов — Александр Робак. Осокин — уже привычный в фильмах Хлебникова Максим Лагашкин. Жена и страсть Градова, которой и делают операцию, — Анна Михалкова. Подруга Осокина — работница прокуратуры, тоже получившая взятку, — почти постоянная актриса Хлебникова Анна Котова.

Отдельно отмечу адвоката, которого сыграл бывший кинокритик, ушедший в режиссуру, Михаил Брашинский. Миша, ты, оказывается, замечательный типажный актер!

Но про приемы.

Темпоритм. Хлебников в очередной раз работал с одним из лучших операторов Алишером Хамидходжаевым. В фильме перемежаются сцены действия, снятые подвижной камерой, и почти статичные разговорные — это мудро и удобно для зрителя. Все движение фильма предельно выверено.

Мат. В «Шторме» встречается нецензурная лексика. Читал отзывы тех, кого мат раздражает. Ой-ой-ой, какие мы нежные! Вас не смущают люди в окраинных районах Москвы, которые изъясняются исключительно матом? Весь мат в «Шторме» — как в жизни. Он звучит всегда по делу, когда у персонажей нет иного средства, чтобы передать свои эмоции. Так используют его мои друзья. Есть мат как язык гопников и мат как язык интеллигенции. Мат — выражение реальных, а не лживых эмоций.

Алкоголь. Его в фильме не так много, как дешевой водки в фильме Андрея Смирнова «Француз» про 1957 год, о котором мы говорили в моей прошлой кинорецензии, но он тоже важен. Алкоголь глушит в России сомнения и отчаяние. Хотя в других странах — это просто средство забалдеть и расслабиться, либо часть кулинарии. Правда, и у нас селедочка с лучком и картошечка с укропом под водочку… Странно, впрочем, что герои фильма пьют не водку, а сверхдорогие в России элитные напитки.

Наконец, саспенс — ожидание невесть чего, подлинно детективная интрига. К 8-й серии «Шторма» он зашкаливает.

За 15 минут до окончания 8-й серии непонятно, кто врет, а кто нет. Прямо Агата Кристи какая-то, но в роли Пуаро — сам зритель. За шесть минут до финала — еще напряженнее. Вообще не понимаешь, чем все разрешится. Я даже приостановил просмотр, чтобы подумать. И за три минуты до титров не понимаешь, какой будет развязка.

В итоге финал — наполовину открытый. Из двух основных конфликтов — детективного и любовного — разрешен только любовный. Еще раз сошлюсь на Хлебникова. Он говорил, что сериал не должен иметь четкого конца, там должен быть крючок для зрителя, ведь всегда возможно продолжение. Однако возникает подозрение, что авторы фильма сами не знали, как разрулить ситуацию.

Но по размышлении я решил: это все действительно для того, чтобы зритель сам подумал. Ведь в принципе многое понятно. Очень хочется разболтать, что именно мне понятно, но удержусь.