rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Культура Кино История

Опубликовано • Отредактировано

Зайка по имени Ленин: о новом фильме Владимира Хотиненко

media
Кадр из фильма «Ленин. Неизбежность» kinopoisk.ru

Культурный обозреватель RFI Екатерина Барабаш о вышедшем в российский прокат фильме Владимира Хотиненко «Ленин. Неизбежность».


Зайка по имени Ленин: о новом фильме Владимира Хотиненко 06/11/2019 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Если я возьму какой-нибудь свой текст, выброшу три четверти абзацев, сократив его до нужного размера, дам новый заголовок и отдам в другое издание, выдав за новый опус, — если это всплывет, мне наверняка попеняют. Владимиру Хотиненко никто пенять не стал. Ему можно. Вот был сериал «Демон революции» о Парвусе, его отношениях с Лениным и с большевиками, где Ленин был далеко не главным героем, хоть являл нам кое-какие картинки своего быта — скажем, про соперничество Крупской и Арманд. Затем Хотиненко убирает из сериала большую часть материала, оставляет только то, что связано с Лениным, — и вот фильм «Ленин. Неизбежность» накануне очередной годовщины октябрьского переворота на большом экране.

В многочисленных интервью Владимир Иванович подчеркивал, что преображение сериала в фильм — для молодежи. Мол, телевизор они не смотрят, а в кино ходят. Не знаю, какую молодежь имел в виду режиссер, но на вечернем сеансе в центре Москвы я была в огромном зале одна. Не говоря уж о том, что интерес молодежи к кино сильно преувеличен.

«Никто не знает настоящей правды. А. П. Чехов» — такой титр предваряет фильм. Спонсировал ли авантюрист Парвус Ленина и революцию, не спонсировал ли — историки еще долго будут копаться в документах, пытаясь добыть правду. Сейчас мнения историков разделились, и установить, кто запустил пломбированный вагон с революционерами из Швейцарии в Россию, пока невозможно. Но правда жизни обычно отстает от правды вымысла, и, конечно же, упрекать авторов в несоблюдении исторической достоверности — последнее дело. Хотя некоторые мелочи в фильме очень удивляют. Ну скажем, зачем так уж обязательно было вкладывать в уста экранного Ленина знаменитую фразу, сказанную им про бетховенскую «Апассионату»? «Изумительная, нечеловеческая музыка… хочется милые глупости говорить и гладить по головкам людей… а сегодня гладить по головке никого нельзя — руку откусят, и надобно бить по головкам», — так вот зачем ни с того ни с сего заставлять Ленина произносить эти слова в адрес музыки Вагнера в цюрихской опере? Вроде и не страшно, вроде пустяк — но зачем? Да ни за чем — просто авторам так захотелось, что-то им показалось в этой фразе значимого — и вот уже ее впихивают ни к селу, ни к городу туда, где ее и быть не должно. А это уже плохой признак.

По сути. Хотиненко, как Микеланджело, взял глыбу — в его случае сериал — и отсек все лишнее. Лишним, по мнению режиссера, оказалось все, что не имело отношения к Ленину. Ну, а поскольку в сериале Ленин не был основной фигурой, то получился небольшой такой морок. Некоторых персонажей безжалостно порубили с их сюжетными линиями, и когда кого-то из них приканчивают, как полковника контрразведки Туркестанова в исполнении внушительного Александра Балуева, — даже вздыхаешь облегченно. Как говорится, была без радости любовь — разлука будет без печали. Или Распутин — в сериале он был к месту, а в фильме появляется посиневшим мертвым телом — и был таков. Что хотел сказать, зачем пришел — кто знает? Или Николай II — тоже выскакивает, как черт из табакерки — быстренько от престола отрекся, ни до, ни после не появился — и чего приходил? Какая-то всеобщая кастрация на глазах у зрителя. Жертва — сериал.

История знает случаи удачного перенесения сериала в кинотеатры с предварительным их усекновением. Но не у нас. «Демон революции», преобразившись в «Ленина. Неизбежность», обнаружил все свои болячки, не заметные на маленьком экране. Если в телесериале еще можно смириться с компьютерным петроградским пейзажем, то на большом экране пейзаж тянет на разрисованный задник сцены в провинциальном театре. Если в телевизоре лысый парик у Ленина или непонятная накладка у Крупской «съедаются» маленьким изображением, то в кинотеатре ловишь себя на том, что Ленин катастрофически похож на рыжего клоуна. Осталось приделать круглый красный нос. Кстати, загадка из загадок: почему в российском кино не научатся делать человеческий грим? Никто не докажет мне, что невозможно сделать Евгения Миронова лысым без этого опереточного парика. Тут недавно Мартин Скорсезе омолодил почти 80-летних-Де Ниро и Аль Пачино до 35-летних — и как-то все естественно вышло, глаз не оскорблен. А, ну да — совсем другие деньги! Наша ВГТРК ведь бедствует, да-да…

Владимир Ленин в исполнении Евгения Миронова — почти лапочка. Ну Надежде Константиновне (Дарья Екамасова) изменяет с femme fatale Инессой Арманд (Виктория Исакова), да и то непонятно — то ли изменяет, то ли Инесса просто влюблена, а тот и ухом не ведет. В фильме Ленин рассудительный политик, без грана одержимости и паранойи. Ни разу в его речах не проскочит обещания диктатуры пролетариата и жесткого уничтожения «контры». Зато Владимир Ильич на голубом глазу признается случайному знакомому, что все затеянное им безобразие — только лишь месть за казненного брата.

Тут уже впору запутаться — или это месть за брата, или неизбежность. Что касается мести за брата — ну тут понятно, герой сам признается. А что до неизбежности — так в чем она, ау? В названии есть, да, а дальше-то что? Просто режиссеру понравилась эта концепция — никуда вам, котики, все равно было не деться, так что лучше расслабьтесь и получите удовольствие? Удобная теория — оправдывает любую мерзость и преступление. Даже такое кровавое, как Ленина и его своры. Нет, конечно — ради бога, разрабатывайте любую теорию, это ваше право и право ваших государственных заказчиков-пропагандистов, но хоть чуть-чуть потрудитесь, пожалуйста, над простейшими подтверждениями. Пусть даже спорными, сомнительными. Чтобы мы сказали: «Автор считает, что переворот был неизбежен». А мы и сказать этого не можем, потому что дальше названия фильма дело не продвинулось.

Вот ведь удивительная вещь: сто лет прошло с октябрьского переворота, а фигура Ленина так и не осмыслена. Мы, собственно, не так уж и далеко ушли вперед от советской ленинианы с ее пушистым зайчиком по имени Ленин. Отличие только в том, что если в советских ленинских фильмах Владимир Ильич был стопроцентно священной коровой и монументальным памятником самому себе, и ни о каких инессах речи идти не могло, то современная лениниана чуть раскрепостила вождя, разрешив ему кое-какие человеческие радости. Адюльтер, например. Но это мелочи, а в целом госпропаганда продолжает обелять Ленина и переворот, просто делая это чуть элегантнее, чем ее советская предшественница. Вот только не надо сейчас про искусство — любой продукт, показанный на федеральном канале в прайм-тайм, есть не что иное, как продукт государственной пропаганды.

Очень своевременный фильм. Сейчас, когда внешний враг не дает России встать с колен, самое время подлить масла в огонь и напомнить, что Россию погубили инородцы вроде еврея Парвуса. А душка Ленин просто принял это как неизбежность, чего и вам желаем.