rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Беларусь Обзор недели

Опубликовано • Отредактировано

Чего ждать 8 декабря: эксперты об интеграции России и Беларуси

media
Владимир Путин и Александр Лукашенко в Санкт-Петербурге, 18 июля 2019 Kremlin via REUTERS

Ни российские власти, ни белорусские не показывают общественности документы интеграционного пакета из 31 дорожной карты. А до обещанного подписания программы углубленной интеграции осталось меньше двух месяцев — планируется, что главы государств утвердят новые соглашения 8 декабря.


Официальные лица успокаивают, но ясного ответа на причины секретности документов, которые касаются, по их словам, исключительно экономических взаимоотношений, не дают. Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в кулуарах форума «Минский диалог» заявил журналистам, что «все сказано, никаких опасностей нет».

Владимир Макей: «Задача поставлена работать над дорожными картами, 31 дорожной картой. Мы готовы к подписанию этих дорожных карт, как только они будут подготовлены. Но вопрос в том, что, работая над стратегическими какими-то задачами, надо решать и те проблемы, которые лежат на поверхности».

Посол России в Беларуси Дмитрий Мезенцев так объяснил RFI нежелание обнародовать интеграционные документы до 8 декабря.

Дмитрий Мезенцев: «Сейчас идет серьезная, очень большая работа, комплексная работа. И совершенно понятно, что столь серьезные задачи, которые поставлены перед интеграционной повесткой, требуют и споров, и шлифовки позиций, и объяснения друг другу подходов. Это огромная работа, это 31 дорожная карта, поэтому не надо торопить, не надо в какой-то степени обращаться к тем офисам двух министерств экономики, где идет работа, с запросом до того времени, когда эта работа будет завершена».

Тем временем общественная инициатива «Свежий ветер», о которой уже рассказывало RFI, провела 10 октября первую публичную встречу — с журналистами и всеми желающими ознакомиться с планами активистов по предотвращению поглощения Беларуси Российской Федерацией.

«Россия готовится к войне. Это и военный бюджет, перевооружение, создание ЧВК Вагнера, где можно грязными руками сделать дело, а потом сказать, что это не государство, а какие-то отморозки. Сейчас не надо составлять доклады, чтобы понять, что Россия переходит в экстенсивный путь развития. Не внутренними проблемами занимается, а внешними», — заявил один из инициаторов кампании Сергей Бульба (Числов), известный как основатель действовавшей ранее незарегистрированной патриотической организации «Белый легион».

Философ и общественный деятель Владимир Мацкевич говорит, что его не смущают обвинения в преждевременном алармизме. По его словам, даже если стороны не подпишут соглашения 8 декабря, это не значит, что Россия откажется от своих планов на Беларусь.

Владимир Мацкевич: «Я не боюсь того, что я окажусь в смешном положении, если 8 декабря не подпишут это позорное соглашение. В общем-то, нужды в подписании очередного соглашения никакой для Путина нет, ему достаточно настоять на полной реализации Союзного договора 1999 года. Поэтому сейчас идет чисто символическая возня, которая должна сделать безболезненным, бескровным, без эксцессов, стабильным акт поглощения Беларуси. Акт этот может растянуться и представлять собой некий процесс, процесс, который может занять пару лет, и дедлайн для этого процесса — это 2024 год, то есть окончание срока полномочий Путина. Стратегическая цель на поглощение Беларуси поставлена давно. Другое дело, что не подворачивалось удобного случая для того, чтобы привести это в исполнение».

Если же соглашения будут подписаны, сторонники инициативы выйдут, по словам Сергея Бульбы, в оффлайн.

Сергей Бульба: «Прежде всего, есть все-таки надежда, что власть пойдет навстречу народу. Не нам, а народу — может быть, до них дойдет, что с народом надо делиться информацией. Если президент хочет оставаться президентом в этой стране, он все же должен искать путь к сердцу народа. И поскольку сегодня цели у нас совпадают — сохранение независимости и страны — тут много вариантов может быть. Но у нас нет другой Беларуси, нам некуда отступать, понимаете? Ни Штаты, ни Европа, никто нас не будет защищать, потому что мы долго, слишком долго были в орбите России. Будет и активность, не все будет онлайн, у нас вариантов не останется. Единственное, что хотелось бы, это чтобы власти одумались».

По словам активиста кампании, журналиста Михаила Янчука, Москва любит действовать методом гоп-стопа.

Михаил Янчук: «Когда тебя остановил превосходящими силами гоп-стоп и пробует отобрать у тебя деньги, то у тебя есть выбор: отдать деньги или сопротивляться — с успехом или нет в зависимости от физической кондиции. Но когда на твоих глазах собираются убить твою мать — у тебя нет выбора. Какой бы ты слабак ни был, тебе нужно вписываться в эту драку и вести ее, пока хватит сил и крови».

Эксперты же осторожно оценивают возможные последствия 8 декабря. Во-первых, нет уверенности, что Минск подпишет документы, которые, возможно, и не будут готовы к этой дате. Во-вторых, Минск и Москва уже не раз договаривались об интенсификации строительства Союзного государства, а результатов через два десятилетия никто и не увидел. Ситуацию комментирует политолог, директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

Андрей Казакевич: «Как мне кажется, сценарий жесткой интеграции в ближайшей перспективе очень маловероятен. Кажется, что стратегия белорусских властей заключается в том, чтобы повестку отодвинуть, свести ее к некоторым точечным, небольшим вопросам. Которые существенно не меняют вопросы независимости и суверенитета Беларуси. Наверное, так оно и будет, если мы говорим конкретно про декабрь. То есть, не меняя статуса страны, возможно, в каких-то направлениях будут определены дальнейшие интеграционные инициативы. Скажем, движение к общим рынкам либо координация в налоговой сфере — не знаю, что конкретно. Опять же все это у нас, к сожалению, имеет закрытый характер. Но в целом я не ожидаю каких-то серьезных решений, которые бы смогли ограничить белорусский суверенитет. Но это если мы говорим про краткосрочную перспективу, фактически о ближайших двух месяцах.

Если мы говорим о более длительном периоде, то, мне кажется, Россия тут будет играть вдолгую. То это будет еще один этап, еще одна какая-то нить, еще одна завязка, чтобы Беларусь привязать к России. Стратегия России будет заключаться в том, чтобы постоянно таких вот привязок, таких каналов влияния собиралось все больше и больше, чтобы Беларусь оставалась в орбите российского влияния и не смогла из нее выйти, несмотря на то, кто будет управлять Беларусью в будущем.

У России нет желания обострять ситуацию. Очевидно, что Беларусь заняла такую оборонительную позицию по данному вопросу, она не готова и не хочет сдавать хотя бы часть своего суверенитета. Но у России все равно остается очень большое количество механизмов влияния на белорусскую ситуацию, они это понимают и поэтому просто не видят смысла спешить. Основная стратегия — углублять интеграцию постепенно. Если цель — сохранить влияние, то проще это сделать спокойно, отодвинуть это во времени, чем сейчас обострять ситуацию, тем более что, в общем-то, внешнеполитическая ситуация для России далеко не самая благоприятная».

Политолог Арсений Сивицкий сомневается в успехе предприятия по причине серьезных экономических разногласий между Минском и Москвой.

Арсений Сивицкий: «Программа (интеграции) не предусматривает компенсации (потерь) белорусской экономике за налоговый маневр в нефтяной индустрии Российской Федерации. Договор не предусматривает сохранение скидок на энергоресурсы, уже не говоря о том, что не совсем понятно, как будет функционировать общий рынок, ведь для белорусской стороны это является главной целью всех переговоров. Да и какие гарантии, что этот общий рынок заработает с учетом того, что в России активно завершают программу импортозамещения во всех отраслях экономики. Эти программы не учитывают интересы белорусских производителей. Пока Минск и Москва не решат все эти вопросы, рационального смысла подписывать новое соглашение не видно».

Вместе с тем, как считает Арсений Сивицкий, Москву более всего интересует военно-политическое подчинение Минска, и продвижение в этом направлении зависит от первого этапа углубленной интеграции, экономического, о котором и будут говорить Минск и Москва 8 декабря.